Данте Алигьери - Чистилище - (XXI - XXXIII песни)



                               Чистилище

                         Песнь двадцать первая

                   1 Терзаемый огнем природной жажды,
                     Который утоляет лишь вода,
                     Самаритянке данная однажды,

                   4 Я, следуя вождю, не без труда
                     Загроможденным кругом торопился,
                     Скорбя при виде правого суда.

                   7 И вдруг, как, по словам Луки, явился
                     Христос в дороге двум ученикам,
                     Когда его могильный склеп раскрылся, -

                  10 Так здесь явился дух, вдогонку нам,
                     Шагавшим над простертыми толпами;
                     Его мы не заметили; он сам

                  13 Воззвал к нам: "Братья, мир господень с вами!"
                     Мы тотчас обернулись, и поэт
                     Ему ответил знаком и словами:

                  16 "Да примет с миром в праведный совет
                     Тебя неложный суд, от горней сени
                     Меня отторгший до скончанья лет!"

                  19 "Как! Если вы не призванные тени, -
                     Сказал он, с нами торопясь вперед, -
                     Кто вас возвел на божий ступени?"

                  22 И мой наставник: "Кто, как этот вот,
                     Отмечен ангелом, несущим стражу,
                     Тот воцаренья с праведными ждет.

                  25 Но так как та, что вечно тянет пряжу,
                     Его кудель ссучила не вполне,
                     Рукой Клото намотанную клажу,

                  28 Его душа, сестра тебе и мне,
                     Не обладая нашей мощью взгляда,
                     Идти одна не может к вышине.

                  31 И вот я призван был из бездны Ада
                     Его вести, и буду близ него,
                     Пока могу руководить, как надо.

                  34 Но, может быть, ты знаешь: отчего
                     Встряслась гора и возглас ликованья
                     Объял весь склон до влажных стоп его?"

                  37 Спросив, он мне попал в ушко желанья
                     Так метко, что и жажда смягчена
                     Была одной отрадой ожиданья.

                  40 Тот начал так: "Гора отрешена
                     Ото всего, в чем нарушенье чина
                     И в чем бы оказалась новизна.

                  43 Здесь перемен нет даже и помина:
                     Небесного в небесное возврат
                     И только - их возможная причина.

                  46 Ни дождь, ни иней, ни роса, ни град,
                     Ни снег не выпадают выше грани
                     Трех ступеней у загражденных врат.

                  49 Нет туч, густых иль редких, нет блистаний,
                     И дочь Фавманта в небе не пестра,
                     Та, что внизу живет среди скитаний.

                  52 Сухих паров не ведает гора
                     Над сказанными мною ступенями,
                     Подножием наместника Петра.

                  55 Внизу трясет, быть может, временами,
                     Но здесь ни разу эта вышина
                     Не сотряслась подземными ветрами.

                  58 Дрожит она, когда из душ одна
                     Себя познает чистой, так что встанет
                     Иль вверх пойдет; тогда и песнь слышна.

                  61 Знак очищенья - если воля взманит
                     Переменить обитель, и счастлив,
                     Кто, этой волей схваченный, воспрянет.

                  64 Душа и раньше хочет; но строптив
                     Внушенный божьей правдой, против воли,
                     Позыв страдать, как был грешить позыв.

                  67 И я, простертый в этой скорбной боли
                     Пятьсот и больше лет, изведал вдруг
                     Свободное желанье лучшей доли.

                  70 Вот отчего все дрогнуло вокруг,
                     И духи песнью славили гремящей
                     Того, кто да избавит их от мук".

                  73 Так он сказал; и так как пить тем слаще,
                     Чем жгучей жажду нам пришлось терпеть,
                     Скажу ль, как мне был в помощь говорящий?

                  76 И мудрый вождь: "Теперь я вижу сеть,
                     Вас взявшую, и как разъять тенета,
                     Что зыблет гору и велит вам петь.

                  79 Но кем ты был - узнать моя забота,
                     И почему века, за годом год,
                     Ты здесь лежал - не дашь ли мне отчета?"

                  82 "В те дни, когда всесильный царь высот
                     Помог, чтоб добрый Тит отмстил за раны,
                     Кровь из которых продал Искарьот, -

                  85 Ответил дух, - я оглашал те страны
                     Прочнейшим и славнейшим из имен,
                     К спасению тогда еще не званный.

                  88 Моих дыханий был так сладок звон,
                     Что мною, толосатом, Рим пленился,
                     И в Риме я был миртом осенен.

                  91 В земных народах Стаций не забылся.
                     Воспеты мной и Фивы и Ахилл,
                     Но под второю ношей я свалился.

                  94 В меня, как семя, искру заронил
                     Божественный огонь, меня жививший,
                     Который тысячи воспламенил;

                  97 Я говорю об Энеиде, бывшей
                     И матерью, и мамкою моей,
                     И все, что труд мой весит, мне внушившей.

                 100 За то, чтоб жить, когда среди людей
                     Был жив Вергилий, я бы рад в изгнанье
                     Про весть хоть солнце свыше должных дней".

                 103 Вергилий на меня взглянул в молчанье,
                     И вид его сказал: "Будь молчалив!"
                     Но ведь не все возможно при желанье.

                 106 Улыбку и слезу родит порыв
                     Душевной страсти, трудно одолимый
                     Усильем воли, если кто правдив.

                 109 Я не сдержал улыбки еле зримой;
                     Дух замолчал, чтоб мне в глаза взглянуть,
                     Где ярче виден помысел таимый.

                 112 "Да завершишь добром свой тяжкий путь! -
                     Сказал он мне. - Но что в себе хоронит
                     Твой смех, успевший только что мелькнуть?"

                 115 И вот меня две силы розно клонят:
                     Здесь я к молчанью, там я понужден
                     К ответу; я вздыхаю, и я понят

                 118 Учителем. "Я вижу - ты смущен.
                     Ответь ему, а то его тревожит
                     Неведенье", - так мне промолвил он.

                 121 И я: "Моей улыбке ты, быть может,
                     Дивишься, древний дух. Так будь готов,
                     Что удивленье речь моя умножит.

                 124 Тот, кто ведет мой взор чредой кругов,
                     И есть Вергилий, мощи той основа,
                     С какой ты пел про смертных и богов.

                 127 К моей улыбке не было иного,
                     Поверь мне, повода, чем миг назад
                     О нем тобою сказанное слово".

                 130 Уже упав к его ногам, он рад
                     Их был обнять; но вождь мой, отстраняя:
                     "Оставь! Ты тень и видишь тень, мой брат".

                 133 "Смотри, как знойно, - молвил тот, вставая, -
                     Моя любовь меня к тебе влекла,
                     Когда, ничтожность нашу забывая,

                 136 Я тени принимаю за тела".


                          Песнь двадцать вторая

                    1 Уже был ангел далеко за нами,
                      Тот ангел, что послал нас в круг шестой,
                      Еще рубец смахнув с меня крылами;

                    4 И тех, кто правды восхотел святой,
                      Назвал блаженными, и прозвучало
                      Лишь "sitiunt" - и только - в речи той;

                    7 И я, чье тело снова легче стало,
                      Спешил наверх без всякого труда
                      Вослед теням, не медлившим нимало, -

                   10 Когда Вергилий начал так: "Всегда
                      Огонь благой любви зажжет другую,
                      Блеснув хоть в виде робкого следа.

                   13 С тех пор, как в адский Лимб, где я тоскую,
                      К нам некогда спустился Ювенал,
                      Открывший мне твою любовь живую,

                   16 К тебе я сердцем благосклонней стал,
                      Чем можно быть, кого-либо не зная,
                      И короток мне путь средь этих скал.

                   19 Но объясни, как другу мне прощая,
                      Что смелость послабляет удила,
                      И впредь со мной, как с другом, рассуждая:

                   22 Как это у тебя в груди могла
                      Жить скупость рядом с мудростью, чья сила
                      Усердием умножена была?"

                   25 Такая речь улыбку пробудила
                      У Стация; потом он начал так:
                      "В твоих словах мне все их лаской мило.

                   28 Поистине, нередко внешний знак
                      Приводит ложным видом в заблужденье,
                      Тогда как суть погружена во мрак.

                   31 В твоем вопросе выразилось мненье,
                      Что я был скуп; подумать так ты мог,
                      Узнав о том, где я терпел мученье.

                   34 Так знай, что я от скупости далек
                      Был даже слишком - и недаром бремя
                      Нес много тысяч лун за мой порок.

                   37 И не исторгни я дурное семя,
                      Внимая восклицанью твоему,
                      Как бы клеймящему земное племя:

                   40 "Заветный голод к золоту, к чему
                      Не направляешь ты сердца людские?" -
                      Я с дракой грузы двигал бы во тьму.

                   43 Поняв, что крылья чересчур большие
                      У слишком щедрых рук, и "этот грех
                      В себе я осудил, и остальные.

                   46 Как много стриженых воскреснет, тех,
                      Кто, и живя и в смертный миг, не чает,
                      Что их вина не легче прочих всех!

                   49 И знай, что грех, который отражает
                      Наоборот какой-либо иной,
                      Свою с ним зелень вместе иссушает.

                   52 И если здесь я заодно с толпой,
                      Клянущей скупость, жаждал очищенья,
                      То как виновный встречною виной".

                   55 "Но ведь когда ты грозные сраженья
                      Двойной печали Иокасты пел, -
                      Сказал воспевший мирные селенья, -

                   58 То, как я там Клио уразумел,
                      Тобой как будто вера не водила,
                      Та, без которой мало добрых дел.

                   61 Раз так, огонь какого же светила
                      Иль светоча тебя разомрачил,
                      Чтоб устремить за рыбарем ветрила?"

                   64 И тот: "Меня ты первый устремил
                      К Парнасу, пить пещерных струй прохладу,
                      И первый, после бога, озарил,

                   67 Ты был, как тот, кто за собой лампаду
                      Несет в ночи и не себе дает,
                      Но вслед идущим помощь и отраду,

                   70 Когда сказал: "Век обновленья ждет:
                      Мир первых дней и правда - у порога,
                      И новый отрок близится с высот".

                   73 Ты дал мне петь, ты дал мне верить в бога!
                      Но, чтоб все части сделались ясны,
                      Я свой набросок расцвечу немного.

                   76 Уже был мир до самой глубины
                      Проникнут правой верой, насажденной
                      Посланниками неземной страны;

                   79 И так твой возглас, выше приведенный,
                      Созвучен был словам учителей,
                      Что к ним я стал ходить, как друг исконный.

                   82 Я видел в них таких святых людей,
                      Что в дни Домициановых гонений
                      Их слезы не бывали без моей.

                   85 Пока я жил под кровом смертной сени,
                      Я помогал им, и их строгий чин
                      Меня отторг от всех других учений.

                   88 И, не доведши греческих дружин,
                      В стихах, к фиванским рекам, я крестился,
                      Но утаил, что я христианин,

                   91 И показным язычеством прикрылся.
                      За этот грех там, где четвертый круг,
                      Четыре с лишним века я кружился.

                   94 Но ты, моим глазам раскрывший вдруг
                      Все доброе, о чем мы говорили,
                      Скажи, пока нам вверх идти досуг,

                   97 Где старый наш Теренций, где Цецилий,
                      Где Варий, Плавт? Что знаешь ты про них:
                      Где обитают и осуждены ли?"

                  100 "Они, как Персии, я и ряд других, -
                      Ответил вождь мой, - там, где грек, вспоенный
                      Каменами щедрее остальных:

                  103 То - первый круг тюрьмы неозаренной,
                      Где речь нередко о горе звучит,
                      Семьей кормилиц наших населенной.

                  106 Там с нами Антифонт и Еврипид,
                      Там встретишь Симонида, Агафона
                      И многих, кто меж греков знаменит.

                  109 Там из тобой воспетых - Антигона,
                      Аргейя, Деифила, и скорбям
                      Верна Йемена, как во время оно;

                  112 Там дочь Тиресия, Фетида там,
                      И Дейдамия с сестрами своими,
                      И Лангию открывшая царям".

                  115 Уже беседа смолкла между ними,
                      И кругозор их был опять широк,
                      Не сжатый больше стенами крутыми,

                  118 И четверо служанок дня свой срок
                      Исполнило, и пятая вздымала,
                      Над дышлом стоя, кверху жгучий рог,

                  121 Когда мой вождь: "По мне бы, надлежало
                      Кнаруже правым двигаться плечом,
                      Как мы сходили с самого начала".

                  124 Здесь нам обычай стал поводырем;
                      И так как был согласен дух высокий,
                      Мы этим и направились путем.

                  127 Они пошли вперед; я, одинокий"
                      Вослед; и слушал разговор певцов,
                      Дававший мне поэзии уроки.

                  130 Но вскоре сладостные звуки слов
                      Прервало древо, заградив дорогу,
                      Пленительное запахом плодов.

                  133 Как ель все уже кверху понемногу,
                      Так это - книзу, так что взлезть нельзя
                      Хотя бы даже к нижнему отрогу.

                  136 С той стороны, где замкнута стезя,
                      Со скал спадала блещущая влага
                      И растекалась, по листам скользя.

                  139 Поэты стали в расстоянье шага;
                      И некий голос, средь листвы незрим,
                      Воскликнул: "Вам запретно это благо!"

                  142 И вновь: "Мария не устам своим,
                      За вас просящим, послужить желала,
                      А лишь тому, чтоб вышел пир честным.

                  145 У римлянок напитка не бывало
                      Иного, чем вода; и Даниил
                      Презрел еду, и мудрость в нем мужала.

                  148 Начальный век, как золото, светил,
                      И голод желудями услаждался,
                      И нектар жажде каждый ключ струил.

                  151 Акридами и медом насыщался
                      Среди пустынь креститель Иоанн;
                      А как велик и славен он остался,

                  154 Тому залог в Евангелии дан".


                          Песнь двадцать третья

                    1 Я устремлял глаза в густые чащи
                      Зеленых листьев, как иной ловец,
                      Из-за пичужек жизнь свою губящий,

                    4 Но тот, кто был мне больше, чем отец,
                      Промолвил: "Сын, пора идти; нам надо
                      Полезней тратить время под конец".

                    7 Мой взгляд - и шаг ничуть не позже взгляда -
                      Вслед мудрецам я обратил тотчас,
                      И мне в пути их речь была отрада.

                   10 Вдруг плач и пенье донеслись до нас, -
                      "Labia mea, Domine", - рождая
                      И наслажденье, и печаль зараз.

                   13 "Отец, что это?" - молвил я, внимая.
                      И он: "Быть может, тени там идут,
                      Земного долга узел разрешая".

                   16 Как странники задумчиво бредут
                      И, на пути настигнув проходящих,
                      Оглянут незнакомцев и не ждут,

                   19 Так, обгоняя нас, не столь спешащих,
                      Оглядывала нас со стороны
                      Толпа теней, смиренных и молчащих.

                   22 Глаза их были впалы и темны,
                      Бескровны лица, и так скудно тело,
                      Что кости были с кожей сращены.

                   25 Не думаю, чтоб ссохся так всецело
                      Сам Эрисихтон, даже досягнув,
                      Голодный, до страшнейшего предела.

                   28 "Вот те, - подумал я, на них взглянув, -
                      Которые в Ерусалиме жили
                      В дни Мариам, вонзившей в сына клюв".

                   31 Как перстни без камней, глазницы были;
                      Кто ищет "omo" на лице людском,
                      Здесь букву М прочел бы без усилий.

                   34 Кто, если он с причиной незнаком,
                      Поверил бы, что тени чахнут тоже,
                      Прельщаемые влагой и плодом?

                   37 Я удивлялся, как, ни с чем не схоже,
                      Их страждущая плоть изморена,
                      Их худобе и шелудивой коже;

                   40 И вот из глуби черепа одна
                      В меня впилась глазами и вскричала:
                      "Откуда эта милость мне дана?"

                   43 Ее лица я не узнал сначала,
                      Но в голосе я сразу угадал
                      То, что в обличье навсегда пропало.

                   46 От этой искры ярко засиял
                      Знакомый образ, встав из тьмы бесследной,
                      И я черты Форезе увидал.

                   49 "О, не гнушайся этой кожей бледной, -
                      Так он просил, - и струпною корой,
                      И этой плотью, мясом слишком бедной!

                   52 Скажи мне правду о себе, открой,
                      Кто эти души, два твоих собрата;
                      Не откажись поговорить со мной!"

                   55 "Твой мертвый лик оплакал я когда-то, -
                      Сказал я, - но сейчас он так изрыт,
                      Что сердце вновь не меньшей болью сжато.

                   58 Молю, скажи мне, что вас так мертвит;
                      Я так дивлюсь, что мне не до ответа;
                      Кто полн другим, тот плохо говорит".

                   61 И он: "По воле вечного совета
                      То древо, позади нас, в брызгах вод,
                      Томительною силою одето.

                   64 Поющий здесь и плачущий народ,
                      За то, что угождал чрезмерно чреву,
                      В алчбе и в жажде к святости идет.

                   67 Охоту есть и пить внушают зеву
                      Пахучие плоды и водопад,
                      Который растекается по древу.

                   70 И так не раз, пока они кружат,
                      Свое терзанье обновляют тени,
                      Или верней - отраду из отрад:

                   73 Ведь та же воля шлет их к древней сени,
                      Что слала и Христа воззвать "Или!",
                      Когда спасла нас кровь его мучений".

                   76 И я ему: "С тех пор, как плен земли
                      Твоя душа на лучший мир сменила,
                      Еще пять лет, Форезе, не прошли.

                   79 И если раньше исчерпалась сила
                      В тебе грешить, чем тяжкий твой порок
                      Благая боль пред богом облегчила,

                   82 То как же ты сюда подняться мог?
                      Я ждал тебя застать на нижней грани,
                      Там, где выплачивают срок за срок".

                   85 И он мне: "Сладкую полынь страданий
                      Испить так рано был я приведен
                      Моею Неллой. Скорбь ее рыданий,

                   88 Ее мольбы и сокрушенный стон
                      Меня оттуда извлекли до срока,
                      Минуя все круги, на этот склон.

                   91 Тем драгоценней для господня ока
                      Моя вдовица, милая жена,
                      Что в доблести все больше одинока;

                   94 Сардинская Барбаджа - та скромна
                      И женской честью может похваляться
                      Пред той Барбаджей, где живет она.

                   97 О милый брат, к чему распространяться?
                      Уже я вижу тот грядущий час,
                      Которого недолго дожидаться,

                  100 Когда с амвона огласят указ,
                      Чтоб воспретить бесстыжим флорентийкам
                      Разгуливать с сосцами напоказ.

                  103 Каким дикаркам или сарацинкам
                      Духовный или светский нужен бич,
                      Чтоб с голой грудью не ходить по рынкам?

                  106 Когда б могли беспутницы постичь,
                      Что быстрый бег небес припас их краю,
                      Уже им рты раскрыл бы скорбный клич;

                   109 Беда, - когда я верно предрекаю, -
                      Их ждет скорей, чем станет бородат
                      Иной, кто спит сейчас под "баю-баю".

                  112 Но не таись передо мною, брат!
                      Не - только я, но все, кто с нами рядом,
                      Глядят туда, где свет тобой разъят".

                  115 Я молвил: "Если ты окинешь взглядом,
                      Как ты со мной и я с тобой живал,
                      Воспоминанье будет горьким ядом.

                  118 От жизни той меня мой вождь воззвал,
                      На днях, когда над нами округленной
                      Была (и я на солнце указал)

                  121 Сестра того. Меня он в тьме бездонной
                      Провел средь истых мертвых, и за ним
                      Я движусь, истой плотью облеченный.

                  124 Так я поднялся, им руководим,
                      Всю эту гору огибая кружно,
                      Где правят тех, кто в мире был кривым.

                  127 Он говорит, что мы дойдем содружно
                      До высоты, где Беатриче ждет;
                      А там ему меня покинуть нужно.

                  130 Так говорит Вергилий, этот вот
                      (Я указал); другой - та тень святая,
                      Которой ради дрогнул ваш оплот,

                  133 Из этих царств ее освобождая".


                        Песнь двадцать четвертая

                   1 Ход не мешал речам, и речи - ходу;
                     И мы вперед спешили, как спешит
                     Корабль под ветром в добрую погоду.

                   4 А тени, дважды мертвые на вид,
                     Провалы глаз уставив на живого,
                     Являли ясно, как он их дивит.

                   7 Я, продолжая начатое слово,
                     Сказал: "Она, быть может, к вышине
                     Идет медлительней из-за другого.

                  10 Но где Пиккарда, - скажешь ли ты мне?
                     А здесь - кого бы вспомнить полагалось
                     Из тех, кто мне дивится в тишине?"

                  13 "Моя сестра, чьей красоте равнялась
                     Ее лишь благость, радостным венцом
                     На высотах Олимпа увенчалась".

                  16 Так он сказал сначала; и потом:
                     "Ничье прозванье здесь не под запретом;
                     Ведь каждый облик выдоен постом.

                  19 Вот Бонаджунта Луккский, - и при этом
                     Он пальцем указал, - а тот, щедрей,
                     Чем прочие, расшитый темным цветом,

                  22 Святую церковь звал женой своей;
                     Он был из Тура; искупает гладом
                     Больсенских, сваренных в вине, угрей".

                  25 Еще он назвал многих, шедших рядом;
                     И не был недоволен ни один:
                     Я никого не видел с мрачным взглядом.

                  28 Там грыз впустую пильский Убальдин
                     И Бонифаций, посохом Равенны
                     Премногих пасший длинный ряд годин.

                  31 Там был мессер Маркезе; в век свой бренный
                     Он мог в Форли, не иссыхая, пить,
                     Но жаждой мучился ежемгновенной.

                  34 Как тот, кто смотрит, чтобы оценить,
                     Я, посмотрев, избрал поэта Лукки,
                     Который явно жаждал говорить.

                  37 Сквозь шепот, имя словно бы Джентукки
                     Я чуял там, где сам он чуял зной
                     Ниспосланной ему язвящей муки.

                  40 "Дух, если хочешь говорить со мной, -
                     Сказал я, - сделай так, чтоб речь звучала
                     И нам обоим принесла покой".

                  43 "Есть женщина, еще без покрывала, -
                     Сказал он. - С ней отрадным ты найдешь
                     Мой город, хоть его бранят немало.

                  46 Ты это предсказанье унесешь
                     И, если понял шепот мой превратно,
                     Потом увидишь, что оно не ложь.

                  49 Но ты ли тот, кто миру спел так внятно
                     Песнь, чье начало я произношу:
                     "Вы, жены, те, кому любовь понятна?"

                  52 И я: "Когда любовью я дышу,
                     То я внимателен; ей только надо
                     Мне подсказать слова, и я пишу".

                  55 И он: "Я вижу, в чем для нас преграда,
                     Чем я, Гвиттон, Нотарий далеки
                     От нового пленительного лада.

                  58 Я вижу, как послушно на листки
                     Наносят ваши перья смысл внушенный,
                     Что нам, конечно, было не с руки.

                  61 Вот все, на взгляд хоть самый изощренный,
                     Чем разнятся и тот и этот лад".
                     И он умолк, казалось - утоленный.

                  64 Как в воздухе сгрудившийся отряд
                     Проворных птиц, зимующих вдоль Нила,
                     Порой спешит, вытягиваясь в ряд,

                  67 Так вся толпа вдруг лица отвратила
                     И быстрым шагом дальше понеслась,
                     От худобы и воли легкокрыла.

                  70 И словно тот, кто, бегом утомясь,
                     Из спутников рад пропустить любого,
                     Чтоб отдышаться, медленно пройдясь,

                  73 Так здесь, отстав от сонмища святого,
                     Форезе шел со мной, нетороплив,
                     И молвил: "Скоро ль встретимся мы снова?"

                  76 И я: "Не знаю, сколько буду жив;
                     Пусть даже близок берег, но желанье
                     К нему летит, меня опередив;

                  79 Затем что край, мне данный в обитанье,
                     Что день - скуднее доблестью одет
                     И скорбное предвидит увяданье".

                  82 И он: "Иди. Зачинщика всех бед
                     Звериный хвост, - мне это въяве зримо, -
                     Влачит к ущелью, где пощады нет.

                  85 Зверь мчится все быстрей, неудержимо,
                     И тот уже растерзан, и на срам
                     Оставлен труп, простертый недвижимо.

                  88 Не много раз вращаться тем кругам
                     (Он вверх взглянул), чтобы ты понял ясно
                     То, что ясней не вымолвлю я сам.

                  91 Теперь простимся; время здесь всевластно,
                     А, идя равной поступью с тобой,
                     Я принужден терять его напрасно".

                  94 Как, отделясь от едущих гурьбой,
                     Наездник мчит коня насколько можно,
                     Чтоб, ради славы, первым встретить бой,

                  97 Так, торопясь, он зашагал тревожно;
                     И вновь со мной остались эти два,
                     Чье имя в мире было столь вельможно.

                 100 Уже его я различал едва,
                     И он не больше был доступен взгляду,
                     Чем были разуму его слова,

                 103 Когда живую, всю в плодах, громаду
                     Другого древа я увидел вдруг,
                     Крутого склона обогнув преграду.

                 106 Я видел - люди, вскинув кисти рук,
                     Взывали к листьям, веющим широко,
                     Как просит детвора, теснясь вокруг,

                 109 А окруженный не дает до срока,
                     Но, чтобы зуд желания возрос,
                     Приманку держит на виду высоко.

                 112 Потом ушли, как пробудясь от грез.
                     Мы подступили, приближаясь слева,
                     К стволу, не внемлющему просьб и слез.

                 115 "Идите мимо! Это отпрыск древа,
                     Которое растет на высотах
                     И от которого вкусила Ева".

                 118 Так чей-то голос говорил в листах;
                     И мы, теснясь, запретные пределы
                     Вдоль кручи обогнули второпях.

                 121 "Припомните, - он говорил, - Нефелы
                     Проклятый род, когда он, сыт и пьян,
                     На бой с Тезеем ринулся, двутелый;

                 124 И как вольготно лил еврейский стан,
                     За что и был отвергнут Гедеоном,
                     Когда с холмов он шел на Мадиан".

                 127 Так, стороною, под нависшим склоном,
                     Мы шли и слушали про грех обжор,
                     Сопровожденный горестным уроном.

                 130 Потом, все трое, вышли на простор
                     И так прошли в раздумье, молчаливы,
                     За тысячу шагов, потупя взор.

                 133 "О чем бы так задуматься могли вы?" -
                     Нежданный голос громко прозвучал,
                     Так что я вздрогнул, словно зверь пугливый.

                 136 Я поднял взгляд; вовеки не блистал
                     Настолько ослепительно и ало
                     В горниле сплав стекла или металл,

                 139 Как тот блистал, чье слово нас встречало:
                     "Чтобы подняться на гору, здесь вход;
                     Идущим к миру - здесь идти пристало".

                 142 Мой взор затмился, встретив облик тот;
                     И я пошел вослед за мудрецами,
                     Как человек, когда на слух идет.

                 145 И как перед рассветными лучами
                     Благоухает майский ветерок,
                     Травою напоенный и цветами,

                 148 Так легкий ветер мне чело облек,
                     И я почуял перьев мановенье,
                     Распространявших амврозийный ток,

                 151 И услыхал: "Блажен, чье озаренье
                     Столь благодатно, что ему чужда
                     Услада уст и вкуса вожделенье,

                 154 Чтоб не алкать сверх меры никогда".


                         Песнь двадцать пятая

                 1 Час понуждал быстрей идти по всклону,
                   Затем что солнцем полуденный круг
                   Был сдан Тельцу, а ночью - Скорпиону;

                 4 И словно тот, кто не глядит вокруг,
                   Но направляет к цели шаг упорный,
                   Когда ему помедлить недосуг,

                 7 Мы, друг за другом, шли тесниной горной,
                   Где ступеней стесненная гряда
                   Была как раз для одного просторной.

                10 Как юный аист крылья иногда
                   Поднимет к взлету и опустит снова,
                   Не смея оторваться от гнезда,

                13 Так и во мне, уже вспылать готова,
                   Тотчас же угасала речь моя,
                   И мой вопрос не претворялся в слово.

                16 Отец мой, видя, как колеблюсь я,
                   Сказал мне на ходу: "Стреляй же смело,
                   Раз ты свой лук напряг до острия!"

                19 Раскрыв уста уже не оробело:
                   "Как можно изнуряться, - я сказал, -
                   Там, где питать не требуется тело?"

                22 "Припомни то, как Мелеагр сгорал,
                   Когда подверглась головня сожженью,
                   И минет горечь, - он мне отвечал. -

                25 И, рассудив, как всякому движенью
                   Движеньем вторят ваши зеркала,
                   Ты жесткое принудишь к размягченью.

                28 Но, чтобы мысль твоя покой нашла,
                   Вот Стаций здесь; и я к нему взываю,
                   Чтобы твоя болячка зажила".

                31 "Прости, что вечный строй я излагаю
                   В твоем присутствии, - сказал поэт. -
                   Но отказать тебе я не дерзаю".

                34 Потом он начал: "Если мой ответ
                   Ты примешь в разуменье, сын мой милый,
                   То сказанному "как" прольется свет.

                37 Беспримесная кровь, которой жилы
                   Вобрать не могут в жаждущую пасть,
                   Как лишнее, чего доесть нет силы,

                40 Приемлет в сердце творческую власть
                   Образовать собой все тело ваше,
                   Как в жилах кровь творит любую часть.

                43 Очистясь вновь и в то сойдя, что краше
                   Не называть, впоследствии она
                   Сливается с чужой в природной чаше.

                46 Здесь та и эта соединена,
                   Та - покоряясь, эта - созидая,
                   Затем что в высшем месте рождена.

                49 Смешавшись с той и к делу приступая,
                   Она ее сгущает, сгусток свой,
                   Раз созданный, помалу оживляя.

                52 Зиждительная сила, став душой,
                   Лишь тем отличной от души растенья,
                   Что та дошла, а этой - путь большой,

                55 Усваивает чувства и движенья,
                   Как гриб морской, и нужные дает
                   Зачатым свойствам средства выраженья.

                58 Так ширится, мой сын, и так растет
                   То, что в родящем сердце пребывало,
                   Где естество всю плоть предсоздает.

                61 Но уловить, как тварь младенцем стала,
                   Не так легко, и здесь ты видишь тьму;
                   Мудрейшего, чем ты, она сбивала,

                64 И он учил, что, судя по всему,
                   Душа с возможным разумом не слита,
                   Затем что нет вместилища ему.

                67 Но если правде грудь твоя открыта,
                   Знай, что, едва зародыш завершен
                   И мозговая ткань вполне развита,

                70 Прадвижитель, в веселии склонен,
                   Прекрасный труд природы созерцает,
                   И новый дух в него вдыхает он,

                73 Который все, что там росло, вбирает;
                   И вот душа, слиянная в одно,
                   Живет, и чувствует, и постигает.

                76 И если то, что я сказал, темно,
                   Взгляни, как в соке, что из лоз сочится,
                   Жар солнца превращается в вино.

                79 Когда ж у Лахезис весь лен ссучится,
                   Душа спешит из тела прочь, но в ней
                   И бренное, и вечное таится.

                82 Безмолвствуют все свойства прежних дней;
                   Но память, разум, воля - те намного
                   В деянии становятся острей.

                85 Она летит, не медля у порога,
                   Чудесно к одному из берегов;
                   Ей только здесь ясна ее дорога.

                88 Чуть дух очерчен местом, вновь готов
                   Поток творящей силы излучаться,
                   Как прежде он питал плотской покров.

                91 Как воздух, если в нем пары клубятся
                   И чуждый луч их мгла в себе дробит,
                   Различно начинает расцвечаться,

                94 Так ближний воздух принимает вид,
                   В какой его, воздействуя, приводит
                   Душа, которая внутри стоит.

                97 И как сиянье повсеместно ходит
                   За пламенем и неразрывно с ним,
                   Так новый облик вслед за духом бродит

               100 И, так как тот через него стал зрим,
                   Зовется тенью; ею создаются
                   Орудья чувствам - зренью и другим.

               103 У нас владеют речью и смеются,
                   Нам свойственны и плач, и вздох, и стон,
                   Как здесь они, ты слышал, раздаются.

               106 И все, чей дух взволнован и смущен,
                   Сквозит в обличье тени; оттого-то
                   И был ты нашим видом удивлен".

               109 Последнего достигнув поворота,
                   Мы обратились к правой стороне,
                   И нас другая заняла забота.

               112 Здесь горный склон - в бушующем огне,
                   А из обрыва ветер бьет, взлетая,
                   И пригибает пламя вновь к стене;

               115 Нам приходилось двигаться вдоль края,
                   По одному; так шел я, здесь - огня,
                   А там - паденья робко избегая.

               118 "Тут надо, - вождь остерегал меня, -
                   Глаза держать в поводьях неустанно,
                   Себя все время от беды храня".

               121 "Summae Deus clementiae", - нежданно
                   Из пламени напев донесся к нам;
                   Мне было все же и взглянуть желанно,

               124 И я увидел духов, шедших там;
                   И то их путь, то вновь каймы полоска
                   Мой взор распределяли пополам.

               127 Чуть гимн умолк, как "Virum non cognosco!" -
                   Раздался крик. И снова песнь текла,
                   Подобием глухого отголоска.

               130 И снова крик: "Диана не могла
                   В своем лесу терпеть позор Гелики,
                   Вкусившей яд Венеры". И была

               133 Вновь песнь; и вновь превозносили клики
                   Жен и мужей, чей брак для многих впредь
                   Явил пример, безгрешностью великий.

               136 Так, вероятно, восклицать и петь
                   Им в том огне все время полагалось;
                   Таков бальзам их, такова их снедь,

               139 Чтоб язва наконец зарубцевалась.


                          Песнь двадцать шестая

                   1 Пока мы шли, друг другу вслед, по краю
                     И добрый вождь твердил не раз еще:
                     "Будь осторожен, я предупреждаю!" -

                   4 Мне солнце било в правое плечо
                     И целый запад в белый превращало
                     Из синего, сияя горячо;

                   7 И где ложилась тень моя, там ало
                     Казалось пламя; и толпа была,
                     В нем проходя, удивлена немало.

                  10 Речь между ними обо мне зашла,
                     И тень, я слышал, тени говорила:
                     "Не таковы бесплотные тела".

                  13 Иные подались, сколь можно было,
                     Ко мне, стараясь, как являл их вид,
                     Ступать не там, где их бы не палило.

                  16 "О ты, кому почтительность велит,
                     Должно быть, сдерживать поспешность шага,
                     Ответь тому, кто жаждет и горит!

                  19 Не только мне ответ твой будет благо:
                     Он этим всем нужнее, чем нужна
                     Индийцу или эфиопу влага.

                  22 Скажи нам, почему ты - как стена
                     Для солнца, словно ты еще не встретил
                     Сетей кончины". Так из душ одна

                  25 Мне говорила; я бы ей ответил
                     Без промедленья, но как раз тогда
                     Мой взгляд иное зрелище приметил.

                  28 Навстречу этой новая чреда
                     Шла по пути, объятому пыланьем,
                     И я помедлил, чтоб взглянуть туда.

                  31 Вдруг вижу - тени, здесь и там, лобзаньем
                     Спешат друг к другу на ходу прильнуть
                     И кратким утешаются свиданьем.

                  34 Так муравьи, столкнувшись где-нибудь,
                     Потрутся рыльцами, чтобы дознаться,
                     Быть может, про добычу и про путь.

                  37 Но только миг объятья дружбы длятся,
                     И с первым шагом на пути своем
                     Одни других перекричать стремятся, -

                  40 Те, новые: "Гоморра и Содом!",
                     А эти: "В телку лезет Пасифая,
                     Желая похоть утолить с бычком!"

                  43 Как если б журавлей летела стая -
                     Одна к пескам, другая на Рифей,
                     Та - стужи, эта - солнца избегая,

                  46 Так расстаются две чреды теней,
                     Чтоб снова петь в слезах обычным ладом
                     И восклицать про то, что им сродней.

                  49 И двинулись опять со мною рядом
                     Те, что меня просили дать ответ,
                     Готовность слушать выражая взглядом.

                  52 Я, видя вновь, что им покоя нет,
                     Сказал: "О души, к свету мирной славы
                     Обретшие ведущий верно след,

                  55 Мой прах, незрелый или величавый,
                     Не там остался: здесь я во плоти,
                     Со мной и кровь ее, и все суставы.

                  58 Я вверх иду, чтоб зренье обрести:
                     Там есть жена, чья милость мне дарует
                     Сквозь ваши страны смертное нести.

                  61 Но, - и скорее да восторжествует
                     Желанье ваше, чтоб вас принял храм
                     Той высшей тверди, где любовь ликует, -

                  64 Скажите мне, а я письму предам,
                     Кто вы и эти люди кто такие,
                     Которые от вас уходят там".

                  67 Так смотрит, губы растворив, немые
                     От изумленья, дикий житель гор,
                     Когда он в город попадет впервые,

                  70 Как эти на меня стремили взор.
                     Едва с них спало бремя удивленья, -
                     Высокий дух дает ему отпор, -

                  73 "Блажен, кто, наши посетив селенья, -
                     Вновь начал тот, кто прежде говорил, -
                     Для лучшей смерти черплет наставленья!

                  76 Народ, идущий с нами врозь, грешил
                     Тем самым, чем когда-то Цезарь клики
                     "Царица" в день триумфа заслужил.

                  79 Поэтому "Содом" гласят их крики,
                     Как ты слыхал, и совесть их язвит,
                     И в помощь пламени их стыд великий.

                  82 Наш грех, напротив, был гермафродит;
                     Но мы забыли о людском законе,
                     Спеша насытить страсть, как скот спешит,

                  85 И потому, сходясь на этом склоне,
                     Себе в позор, мы поминаем ту,
                     Что скотенела, лежа в скотском лоне.

                  88 Ты нашей казни видишь правоту;
                     Назвать всех порознь мы бы не успели,
                     Да я на память и не перечту.

                  91 Что до меня, я - Гвидо Гвиницелли;
                     Уже свой грех я начал искупать,
                     Как те, что рано сердцем восскорбели".

                  94 Как сыновья, увидевшие мать
                     Во времена Ликурговой печали,
                     Таков был я, - не смея показать, -

                  97 При имени того, кого считали
                     Отцом и я, и лучшие меня,
                     Когда любовь так сладко воспевали.

                 100 И глух, и нем, и мысль в тиши храня,
                     Я долго шел, в лицо его взирая,
                     Но подступить не мог из-за огня.

                 103 Насытя взгляд, я молвил, что любая
                     Пред ним заслуга мне милей всего,
                     Словами клятвы в этом заверяя.

                 106 И он мне: "От признанья твоего
                     Я сохранил столь светлый след, что Лета
                     Бессильна смыть иль омрачить его.

                 109 Но если прямодушна клятва эта,
                     Скажи мне: чем я для тебя так мил,
                     Что речь твоя и взор полны привета?"

                 112 "Стихами вашими, - ответ мой был. -
                     Пока продлится то, что ныне ново,
                     Нетленна будет прелесть их чернил".

                 115 "Брат, - молвил он, - вот тот (и на другого
                     Он пальцем указал среди огней)
                     Получше был ковач родного слова.

                 118 В стихах любви и в сказах он сильней
                     Всех прочих; для одних глупцов погудка,
                     Что Лимузинец перед ним славней.

                 121 У них к молве, не к правде ухо чутко,
                     И мненьем прочих каждый убежден,
                     Не слушая искусства и рассудка.

                 124 "Таков для многих старых был Гвиттон,
                     Из уст в уста единственно прославлен,
                     Покуда не был многими сражен.

                 127 Но раз тебе простор столь дивный явлен,
                     Что ты волен к обители взойти,
                     К той, где Христос игуменом поставлен,

                 130 Там за меня из "Отче наш" прочти
                     Все то, что нужно здешнему народу,
                     Который в грех уже нельзя ввести".

                 133 Затем, - быть может, чтобы дать свободу
                     Другим идущим, - он исчез в огне,
                     Подобно рыбе, уходящей в воду.

                 136 Я подошел к указанному мне,
                     Сказав, что вряд ли я чье имя в мире
                     Так приютил бы в тайной глубине.

                 139 Он начал так, шагая в знойном вире:
                     "Tan m'abellis vostre cortes deman,
                     Qu'ieu no me puesc ni voill a vos cobrire.

                 142 Ieu sui Arnaut, que plor e vau cantan;
                     Consiros vei la passada folor,
                     E vei jausen lo joi qu'esper, denan.

                 145 Ara vos prec, per aquella valor
                     Que vos guida al som de 1'escalina,
                     Sovenha vos a temps de ma dolor!"

                 148 И скрылся там, где скверну жжет пучина.

                           Перевод стихов 140-147

                     "Столь дорог мне учтивый ваш привет,
                     Что сердце вам я рад открыть всех шире.

                 142 Здесь плачет и поет, огнем одет,
                     Арнольд, который видит в прошлом тьму,
                     Но впереди, ликуя, видит свет.

                 145 Он просит вас, затем что одному
                     Вам невозбранно горная вершина,
                     Не забывать, как тягостно ему!"


                          Песнь двадцать седьмая

                    1 Так, чтоб ударить первыми лучами
                      В те страны, где его творец угас,
                      Меж тем как Эбро льется под Весами,

                    4 А волны в Ганге жжет полдневный час,
                      Стояло солнце; меркнул день, сгорая,
                      Когда господень ангел встретил нас.

                    7 "Bead muncbo corde!" воспевая
                      Звучней, чем песни на земле звучны,
                      Он высился вне пламени, у края.

                   10 "Святые души, вы пройти должны
                      Укус огня; идите в жгучем зное
                      И слушайте напев с той стороны!"

                   13 Он подал нам напутствие такое,
                      И, слыша эту речь, я стал как тот,
                      Кто будет в недро погружен земное.

                   16 Я, руки сжав и наклонясь вперед,
                      Смотрел в огонь, и в памяти ожили
                      Тела людей, которых пламя жжет.

                   19 Тогда ко мне поэты обратили
                      Свой взгляд. "Мой сын, переступи порог:
                      Здесь мука, но не смерть, - сказал Вергилий. -

                   22 Ты - вспомни, вспомни!.. Если я помог
                      Тебе спуститься вглубь на Герионе,
                      Мне ль не помочь, когда к нам ближе бог?

                   25 И знай, что если б в этом жгучем лоне
                      Ты хоть тысячелетие провел,
                      Ты не был бы и на волос в уроне.

                   28 И если б ты проверить предпочел,
                      Что я не обманул тебя нимало,
                      Стань у огня и поднеси подол.

                   31 Отбрось, отбрось все, что твой дух сковало!
                      Взгляни - и шествуй смелою стопой!"
                      А я не шел, как совесть ни взывала.

                   34 При виде черствой косности такой
                      Он, чуть смущенный, молвил: "Сын, ведь это
                      Стена меж Беатриче и тобой".

                   37 Как очи, угасавшие для света,
                      На имя Фисбы приоткрыл Пирам
                      Под тутом, ставшим кровяного цвета,

                   40 Так, умягчен и больше не упрям,
                      Я взор к нему направил молчаливый,
                      Услышав имя, милое мечтам.

                   43 А он, кивнув, сказал: "Ну как, ленивый?
                      Чего мы ждем?" И улыбнулся мне,
                      Как мальчику, прельстившемуся сливой.

                   46 И он передо мной исчез в огне,
                      Прося, чтоб Стаций третьим шел, доныне
                      Деливший нас в пути по крутизне.

                   49 Вступив, я был бы рад остыть в пучине
                      Кипящего стекла, настолько злей
                      Был непомерный зной посередине.

                   52 Мой добрый вождь, чтобы я шел смелей,
                      Вел речь о Беатриче, повторяя:
                      "Я словно вижу взор ее очей".

                   55 Нас голос вел, сквозь пламя призывая;
                      И, двигаясь туда, где он звенел,
                      Мы вышли там, где есть тропа крутая.

                   58 Он посреди такого света пел
                      "Venite, benedicti Patris mei!",
                      Что яркости мой взгляд не одолел.

                   61 "Уходит солнце, скоро ночь. Быстрее
                      Идите в гору, - он потом сказал, -
                      Пока закатный край не стал чернее".

                   64 Тропа шла прямо вверх среди двух скал
                      И так, что свет последних излучений
                      Я пред собой у солнца отнимал;

                   67 Преодолев немногие ступени,
                      Мы ощутили солнечный заход
                      Там, сзади нас, по угасанью тени.

                   70 И прежде чем огромный небосвод
                      Так потемнел, что все в нем стало схоже
                      И щедрой ночи наступил черед,

                   73 Для нас ступени превратились в ложе,
                      Затем что горный мрак от нас унес
                      И мощь к подъему, и желанье тоже.

                   76 Как, мямля жвачку, тихнет стадо коз,
                      Которое, пока не стало сыто,
                      Спешило вскачь с утеса на утес,

                   79 И ждет в тени, пока жара разлита,
                      А пастырь, опершись на посошок,
                      Стоит вблизи, чтоб им была защита,

                   82 И как овчар, от хижины далек,
                      С гуртом своим проводит ночь в покое,
                      Следя, чтоб зверь добычу не увлек;

                   85 Так в эту пору были мы все трое,
                      Я - за козу, они - за сторожей,
                      Замкнутые в ущелие крутое.

                   88 Простор был скрыт громадами камней,
                      Но над тесниной звезды мне сияли,
                      Светлее, чем обычно, и крупней.

                   91 Так, полон дум и, глядя в эти дали,
                      Я был охвачен сном; а часто сон
                      Вещает то, о чем и не гадали.

                   94 Должно быть, в час, когда на горный склон
                      С востока Цитерея засияла,
                      Чей свет как бы любовью напоен,

                   97 Мне снилось - на лугу цветы сбирала
                      Прекрасная и юная жена,
                      И так она, сбирая, напевала:

                  100 "Чтоб всякий ведал, как я названа,
                      Я - Лия, и, прекрасными руками
                      Плетя венок, я здесь брожу одна.

                  103 Для зеркала я уберусь цветами;
                      Сестра моя Рахиль с его стекла
                      Не сводит глаз и недвижима днями.

                  106 Ей красота ее очей мила,
                      Как мне - сплетенный мной убор цветочный;
                      Ей любо созерцанье, мне - дела".

                  109 Но вот уже перед зарей восточной,
                      Которая скитальцам тем милей,
                      Чем ближе к дому их привал полночный,

                  112 Везде бежала тьма, и сон мой с ней;
                      Тогда я встал с одра отдохновенья,
                      Увидя вставшими учителей.

                  115 "Тот сладкий плод, который поколенья
                      Тревожно ищут по стольким ветвям,
                      Сегодня утолит твои томленья".

                  118 Со мною говоря, к таким словам
                      Прибег Вергилий; вряд ли чья щедрота
                      Была безмерней по своим дарам.

                  121 За мигом миг во мне росла охота
                      Быть наверху, и словно перья крыл
                      Я с каждым шагом ширил для полета.

                  124 Когда под нами весь уклон проплыл
                      И мы достигли высоты конечной,
                      Ко мне глаза Вергилий устремил,

                  127 Сказав: "И временный огонь, и вечный
                      Ты видел, сын, и ты достиг земли,
                      Где смутен взгляд мой, прежде безупречный.

                  130 Тебя мой ум и знания вели;
                      Теперь своим руководись советом:
                      Все кручи, все теснины мы прошли.

                  133 Вот солнце лоб твой озаряет светом;
                      Вот лес, цветы и травяной ковер,
                      Самовозросшие в пространстве этом.

                  136 Пока не снизошел счастливый взор
                      Той, что в слезах тогда пришла за мною,
                      Сиди, броди - тебе во всем простор.

                  139 Отныне уст я больше не открою;
                      Свободен, прям и здрав твой дух; во всем
                      Судья ты сам; я над самим тобою

                  142 Тебя венчаю митрой и венцом".


                           Песнь двадцать восьмая

                     1 В великой жажде обойти дозором
                       Господень лес, тенистый и живой,
                       Где новый день смягчался перед взором,

                     4 Я медленно от кручи круговой
                       Пошел нагорьем, и земля дышала
                       Со всех сторон цветами и травой.

                     7 Ласкающее веянье, нимало
                       Не изменяясь, мне мое чело
                       Как будто нежным ветром обдавало

                    10 И трепетную сень вершин гнело
                       В ту сторону, куда гора святая
                       Бросает тень, как только рассвело, -

                    13 Но все же не настолько их сгибая,
                       Чтобы умолкли птички, оробев
                       И все свои искусства прерывая:

                    16 Они, ликуя посреди дерев,
                       Встречали песнью веянье востока
                       В листве, гудевшей их стихам припев,

                    19 Тот самый, что в ветвях растет широко,
                       Над взморьем Кьясси наполняя бор,
                       Когда Эол освободит Сирокко.

                    22 Я между тем так далеко простер
                       Мой путь сквозь древний лес, что понемногу
                       Со всех сторон замкнулся кругозор.

                    25 И вдруг поток мне преградил дорогу,
                       Который мелким трепетом волны
                       Клонил налево травы по отлогу.

                    28 Чистейшие из вод земной страны
                       Наполнены как будто мутью сорной
                       Пред этою, сквозной до глубины,

                    31 Хотя она струится черной-черной
                       Под вековечной тенью, для лучей
                       И солнечных, и лунных необорной.

                    34 Остановясь, я перешел ручей
                       Глазами, чтобы видеть, как растенья
                       Разнообразны в свежести своей.

                    37 И вот передо мной, как те явленья,
                       Когда нежданно в нас устранена
                       Любая дума силой удивленья,

                    40 Явилась женщина, и шла одна,
                       И пела, отбирая цвет от цвета,
                       Которых там пестрела пелена.

                    43 "О женщина, чья красота согрета
                       Лучом любви, коль внешний вид не ложь,
                       Но сердца достоверная примета, -

                    46 Быть может, ты поближе подойдешь, -
                       Сказал я ей, - и станешь над стремниной,
                       Чтоб я расслышать мог, что ты поешь?

                    49 Ты кажешься мне юной Прозерпиной,
                       Когда расстаться близился черед
                       Церере - с ней, ей - с вешнею долиной".

                    52 Как чтобы в пляске сделать поворот,
                       Она, скользя сомкнутыми стопами
                       И мелким шагом двигаясь вперед,

                    55 Меж алыми и желтыми цветами
                       К моей оборотилась стороне
                       С девически склоненными глазами;

                    58 И мой призыв был утолен вполне,
                       Когда она так близко подступила,
                       Что смысл напева долетал ко мне.

                    61 Придя туда, где побережье было
                       Уже омыто дивною рекой,
                       Открытый взор она мне подарила.


                    64 Едва ли мог струиться блеск такой
                       Из-под ресниц Венеры, уязвленной
                       Негаданно сыновнею рукой.

                    67 Среди травы, волнами орошенной,
                       Она, смеясь, готовила венок,
                       Без семени на высоте рожденный.

                    70 На три шага нас разделял поток;
                       Но Геллеспонт, где Ксеркс познал невзгоду,
                       Людской гордыне навсегда урок,

                    73 Леандру был милее в непогоду,
                       Когда он плыл из Абидоса в Сест,
                       Чем мне - вот этот, не разъявший воду.

                    76 "Вы внове здесь; мой смех средь этих мест,
                       Где людям был приют от всех несчастий, -
                       Так начала она, взглянув окрест, -

                     79 Мог удивить вас и смутить отчасти;
                       Но ум ваш озарится светом дня,
                       Вникая в псалмопенье "Delectasti".

                    82 Ты, впереди, который звал меня,
                       Спроси, что хочешь; я на все готова
                       Подать ответ, все точно изъясня".

                    85 "Вода и шум лесной, - сказал я снова, -
                       Колеблют то, что моему уму
                       Внушило слышанное прежде слово".

                    88 На что она: "Сомненью твоему
                       Я их причину до конца раскрою
                       И сжавшую тебя рассею тьму.

                    91 Творец всех благ, довольный лишь собою,
                       Ввел человека добрым, для добра,
                       Сюда, в преддверье к вечному покою.

                    94 Виной людей пресеклась та пора,
                       И превратились в боль и в плач по старом
                       Безгрешный смех и сладкая игра.

                    97 Чтоб смуты, порождаемые паром,
                       Который от воды и от земли
                       Идет, по мере силы, вслед за жаром,

                   100 Тревожить человека не могли,
                       Гора вздыбилась так, что их не знает
                       Над уровнем ворот, где вы вошли.

                   103 Но так как с первой твердью круг свершает
                       Весь воздух, если воздуху вразрез
                       Какой-либо заслон не возникает,

                   106 То здесь, в чистейшей высоте небес,
                       Его круговорот деревья клонит
                       И наполняет шумом частый лес.

                   109 Растение, которое он тронет,
                       Ему вверяет долю сил своих,
                       И он, кружа, ее вдали уронит;

                   112 Так в дальних землях, если свойства их
                       Иль их небес пригодны, возникая,
                       Восходит много отпрысков живых.

                   115 И там бы не дивились, это зная,
                       Тому, что иногда ростки растут,
                       Без видимого семени вставая.

                   118 И знай про этот дивный лес, что тут
                       Земля богата всяческою силой
                       И есть плоды, которых там не рвут.

                   121 И этот вот поток рожден не жилой,
                       В которой охладелый пар скоплен
                       И вдаль течет, то буйный, то унылый;

                   124 Его источник прочен и силен
                       И черплет от господних изволений
                       Все, что он льет, открытый с двух сторон.

                   127 Струясь сюда - он память согрешений
                       Снимает у людей; струясь туда -
                       Дарует память всех благих свершений.

                   130 Здесь - Лета; там - Эвноя; но всегда
                       И здесь, и там сперва отведать надо,
                       Чтоб оказалась действенной вода.

                   133 В ее вкушенье - высшая услада.
                       Хоть, может быть, ты жажду утолил
                       Услышанным, но я была бы рада,

                   136 Чтоб ты в подарок вывод получил;
                       Тебе он не обещан, но едва ли
                       От этого он станет меньше мил.

                   139 Те, что в стихах когда-то воспевали
                       Былых людей и золотой их век,
                       Быть может, здесь в парнасских снах витали:

                   142 Здесь был невинен первый человек,
                       Здесь вечный май, в плодах, как поздним летом,
                       И нектар - это воды здешних рек".

                   145 Я обратил лицо к моим поэтам
                       И здесь улыбку их упомяну,
                       Мелькнувшую при утвержденье этом;

                   148 Потом взглянул на дивную жену.


                         Песнь двадцать девятая

                     1 Как бы любовной негою объята,
                       Окончив речь, она запела так:
                       "Bead, quorum tecta sunt peccata!"

                     4 Как нимфы направляли легкий шаг,
                       Совсем одни, сквозь тень лесов, желая:
                       Та - видеть солнце, та - уйти во мрак, -

                     7 Она пошла вверх по реке, ступая
                       Вдоль берега; я - также, к ней плечом
                       И поступь с мелкой поступью ровняя.

                    10 Мы, ста шагов не насчитав вдвоем,
                       Дошли туда, где русло загибало,
                       И я к востоку повернул лицом.

                    13 Здесь мы пройти успели столь же мало,
                       Когда она, всем телом обратясь:
                       "Мой брат, смотри и слушай!" - мне сказала.

                    16 И вдруг лесная глубина зажглась
                       Блистаньем неожиданного света,
                       Как молнией внезапно озарясь;

                    19 Но молния, сверкнув, исчезнет где-то,
                       А этот свет, возникнув, возрастал,
                       Так что я в мыслях говорил: "Что это?"

                    22 Каким-то нежным звуком зазвучал
                       Лучистый воздух; скорбно и сурово
                       Я дерзновенье Евы осуждал:

                    25 Земля и твердь блюли господне слово,
                       А женщина, одна, чуть создана,
                       Не захотела потерпеть покрова;

                    28 Пребудь под ним покорною она,
                       Была бы радость несказанных сеней
                       И раньше мной, и дольше вкушена.

                    31 Пока я шел средь стольких предварении
                       Всевечной неги, мыслью оробев
                       И жаждая все больших упоений,

                    34 Пред нами воздух под листвой дерев
                       Стал словно пламень, осияв дубраву,
                       И сладкий звук переходил в напев.

                    37 Сонм дев священных, если вам во славу
                       Я ведал голод, стужу, скудный сон,
                       Себе награды я прошу по праву.

                    40 Пусть для меня прольется Геликон,
                       И да внушат мне Урания с хором
                       Стихи о том, чем самый ум смущен.

                    43 Вдали, за искажающим простором,
                       Который от меня их отделял,
                       Семь золотых дерев являлись взорам;

                    46 Когда ж я к ним настолько близок стал,
                       Что мнящийся предмет, для чувств обманный,
                       Отдельных свойств за далью не терял,

                    49 То дар, уму для различенья данный,
                       Светильники признал в седмице той,
                       А пенье голосов признал "Осанной".

                    52 Светлей пылал верхами чудный строй,
                       Чем полночью в просторах тверди ясной
                       Пылает полный месяц над землей.

                    55 Я в изумленье бросил взгляд напрасный
                       Вергилию, и мне ответил он
                       Таким же взглядом, как и я - безгласный.

                    58 Мой взор был снова к дивам обращен,
                       Все надвигавшимся в строю широком
                       Медлительнее новобрачных жен.

                    61 "Ты что ж, - сказала женщина с упреком, -
                       Горящий взгляд стремишь к живым огням,
                       А что за ними - не окинешь оком?"

                    64 И я увидел: вслед, как вслед вождям,
                       Чреда людей, вся в белом, выступала,
                       И белизны такой не ведать нам.

                    67 Вода налево от меня сверкала
                       И возвращала мне мой левый бок,
                       Едва я озирался, - как зерцало.

                    70 Когда я был настолько недалек,
                       Что мы всего лишь речкой разделялись,
                       Я шаг прервал и лучше видеть мог.

                    73 А огоньки все ближе надвигались,
                       И, словно кистью проведены,
                       За ними волны, крася воздух, стлались;

                    76 Все семь полос, отчетливо видны,
                       Напоминали яркими цветами
                       Лук солнца или перевязь луны.

                    79 Длину, всех этих стягов я глазами
                       Не озирал; меж крайними просвет
                       Измерился бы десятью шагами.

                    82 Под чудной сенью шло двенадцать чет
                       Маститых старцев, двигаясь степенно,
                       И каждого венчал лилейный цвет.

                    85 Все воспевали песнь: "Благословенна
                       Ты в дочерях Адама, и светла
                       Краса твоя и навсегда нетленна!"

                    88 Когда чреда избранная прошла
                       И свежую траву освободила,
                       Которою та сторона цвела, -

                    91 Как вслед светилам вставшие светила,
                       Четыре зверя взор мой различил.
                       Их лбы листва зеленая обвила;

                    94 У каждого - шесть оперенных крыл;
                       Крыла - полны очей; я лишь означу,
                       Что так смотрел бы Аргус, если б жил.

                    97 Чтоб начертать их облик, я не трачу
                       Стихов, читатель; непосильно мне
                       При щедрости исполнить всю задачу.

                   100 Прочти Езекииля; он вполне
                       Их описал, от северного края
                       Идущих в ветре, в туче и в огне.

                   103 Как на его листах, совсем такая
                       Наружность их; в одной лишь из статей
                       Я с Иоанном - крылья исчисляя.

                   106 Двуколая, меж четырех зверей
                       Победная повозка возвышалась,
                       И впряженный Грифон шел перед ней.

                   109 Он крылья так держал, что отделялась
                       Срединная от трех и трех полос,
                       И ни одна разъятьем не ломалась.

                   112 К вершинам крыл я тщетно взгляд вознес;
                       Он был золототел, где он был птицей,
                       А в остальном - как смесь лилей и роз.

                   115 Не то, чтоб Август равной колесницей
                       Не тешил Рима, или Сципион, -
                       Сам выезд Солнца был бедней сторицей,

                   118 Тот выезд Солнца, что упал, спален,
                       Когда Земля взмолилася в печали
                       И Дий творил свой праведный закон.

                   121 У правой ступицы, кружа, плясали
                       Три женщины; одна - совсем ала;
                       Ее в огне с трудом бы распознали;

                   124 Другая словно создана была
                       Из плоти, даже кости, изумрудной;
                       И третья - как недавний снег бела.

                   127 То белая вела их в пляске чудной,
                       То алая, чья песнь у всех зараз
                       То легкой поступь делала, то трудной.

                   130 А слева - четверо вели свой пляс,
                       Одеты в пурпур, повинуясь ладу
                       Одной из них, имевшей третий глаз.

                   133 За этим сонмищем предстали взгляду
                       Два старца, сходных обликом благим
                       И твердым, но несходных по наряду;

                   136 Так, одного питомцем бы своим
                       Счел Гиппократ, природой сотворенный
                       На благо самым милым ей живым;

                   139 Обратною заботой поглощенный,
                       Второй сверкал столь режущим мечом,
                       Что я глядел чрез реку, устрашенный.

                   142 Прошли смиренных четверо потом;
                       И одинокий старец, вслед за ними,
                       Ступал во сне, с провидящим челом.

                   145 Все семь от первых ризами своими
                       Не отличались; но взамен лилей
                       Венчали розы наравне с другими

                   148 Багряными цветами снег кудрей;
                       Далекий взор клялся бы, что их лица
                       Огнем пылают кверху от бровей.

                   151 Когда со мной равнялась колесница,
                       Раздался гром; и, словно возбранен
                       Был дальше ход, святая вереница

                   154 Остановилась позади знамен.


                           Песнь тридцатая

                   1 Когда небес верховных семизвездье,
                     Чьей славе чужд закат или восход
                     И мгла иная, чем вины возмездье,

                   4 Всем указуя должных дел черед,
                     Как указует нижнее деснице
                     Того, кто судно к пристани ведет,

                   7 Остановилось, - шедший в веренице,
                     Перед Грифоном, праведный собор
                     С отрадой обратился к колеснице;

                  10 Один, подъемля вдохновенный взор,
                     Спел: "Veni, sponsa, de Libano, veni!" -
                     Воззвав трикраты, и за ним весь хор.

                  13 Как сонм блаженных из могильной сени,
                     Спеша, восстанет на призывный звук,
                     В земной плоти, воскресшей для хвалений,

                  16 Так над небесной колесницей вдруг.
                     Возникло сто, ad vocem tanti senis,
                     Всевечной жизни вестников и слуг.

                  19 И каждый пел: "Benedictus qui venis!"
                     И, рассыпая вверх и вкруг цветы,
                     Звал: "Manibus о date lilia plenis!"

                  22 Как иногда багрянцем залиты
                     В начале утра области востока,
                     А небеса прекрасны и чисты,

                  25 И солнца лик, поднявшись невысоко,
                     Настолько застлан мягкостью паров,
                     Что на него спокойно смотрит око, -

                  28 Так в легкой туче ангельских цветов,
                     Взлетавших и свергавшихся обвалом
                     На дивный воз и вне его краев,

                  31 В венке олив, под белым покрывалом,
                     Предстала женщина, облачена
                     В зеленый плащ и в платье огне-алом.

                  34 И дух мой, - хоть умчались времена,
                     Когда его ввергала в содроганье
                     Одним своим присутствием она,

                  37 А здесь неполным было созерцанье, -
                     Пред тайной силой, шедшей от нее,
                     Былой любви изведал обаянье.

                  40 Едва в лицо ударила мое
                     Та сила, чье, став отроком, я вскоре
                     Разящее почуял острие,

                  43 Я глянул влево, - с той мольбой во взоре,
                     С какой ребенок ищет мать свою
                     И к ней бежит в испуге или в горе, -

                  46 Сказать Вергилию: "Всю кровь мою
                     Пронизывает трепет несказанный:
                     Следы огня былого узнаю!"

                  49 Но мой Вергилий в этот миг нежданный
                     Исчез, Вергилий, мой отец и вождь,
                     Вергилий, мне для избавленья данный.

                  52 Все чудеса запретных Еве рощ
                     Омытого росой не оградили
                     От слез, пролившихся, как черный дождь.

                  55 "Дант, оттого что отошел Вергилий,
                     Не плачь, не плачь еще; не этот меч
                     Тебе для плача жребии судили".

                  58 Как адмирал, чтобы людей увлечь
                     На кораблях воинственной станицы,
                     То с носа, то с кормы к ним держит речь,

                  61 Такой, над левым краем колесницы,
                     Чуть я взглянул при имени своем,
                     Здесь поневоле вписанном в страницы,

                  64 Возникшая с завешенным челом
                     Средь ангельского празднества - стояла,
                     Ко мне чрез реку обратясь лицом.

                  67 Хотя опущенное покрывало,
                     Окружено Минервиной листвой,
                     Ее открыто видеть не давало,

                  70 Но, с царственно взнесенной головой,
                     Она промолвила, храня обличье
                     Того, кто гнев удерживает свой:

                  73 "Взгляни смелей! Да, да, я - Беатриче.
                     Как соизволил ты взойти сюда,
                     Где обитают счастье и величье?"

                  76 Глаза к ручью склонил я, но когда
                     Себя увидел, то, не молвив слова,
                     К траве отвел их, не стерпев стыда.

                  79 Так мать грозна для сына молодого,
                     Как мне она казалась в гневе том:
                     Горька любовь, когда она сурова.

                  82 Она умолкла; ангелы кругом
                     Запели: "In te, Domine, speravi",
                     На "pedes meos" завершив псалом.

                  85 Как леденеет снег в живой дубраве,
                     Когда, славонским ветром остужен,
                     Хребет Италии сжат в мерзлом сплаве,

                  88 И как он сам собою поглощен,
                     Едва дохнет земля, где гибнут тени,
                     И кажется-то воск огнем спален, -

                  91 Таков был я, без слез и сокрушений,
                     До песни тех, которые поют
                     Вослед созвучьям вековечных сеней;

                  94 Но чуть я понял, что они зовут
                     Простить меня, усердней, чем словами:
                     "О госпожа, зачем так строг твой суд!", -

                  97 Лед, сердце мне сжимавший как тисками,
                     Стал влагой и дыханьем и, томясь,
                     Покинул грудь глазами и устами.

                 100 Она, все той же стороны держась
                     На колеснице, вняв моленья эти,
                     Так, речь начав, на них отозвалась:

                 103 "Вы бодрствуете в вековечном свете;
                     Ни ночь, ни сон не затмевают вам
                     Неутомимой поступи столетий;

                 106 И мой ответ скорей тому, кто там
                     Сейчас стоит и слезы льет безгласно,
                     И скорбь да соразмерится делам.

                 109 Не только силой горних кругов, властно
                     Белящих семени дать должный плод,
                     Чему расположенье звезд причастно,

                 112 Но милостью божественных щедрот,
                     Чья дождевая туча так подъята,
                     Что до нее наш взор не досягнет,

                 115 Он в новой жизни был таков когда-то,
                     Что мог свои дары, с теченьем дней,
                     Осуществить невиданно богато.

                 118 Но тем дичей земля и тем вредней,
                     Когда в ней плевел сеять понемногу,
                     Чем больше силы почвенной у ней.

                 121 Была пора, он находил подмогу
                     В моем лице; я взором молодым
                     Вела его на верную дорогу.

                 124 Но чуть я, между первым и вторым
                     Из возрастов, от жизни отлетела, -
                     Меня покинув, он ушел к другим.

                 127 Когда я к духу вознеслась от тела
                     И силой возросла и красотой,
                     Его душа к любимой охладела.

                 130 Он устремил шаги дурной стезей,
                     К обманным благам, ложным изначала,
                     Чьи обещанья - лишь посул пустой.

                 133 Напрасно я во снах к нему взывала
                     И наяву, чтоб с ложного следа
                     Вернуть его: он не скорбел нимало.

                 136 Так глубока была его беда,
                     Что дать ему спасенье можно было
                     Лишь зрелищем погибших навсегда.

                 139 И я ворота мертвых посетила,
                     Прося, в тоске, чтобы ему помог
                     Тот, чья рука его сюда взводила.

                 142 То было бы нарушить божий рок -
                     Пройти сквозь Лету и вкусить губами
                     Такую снедь, не заплатив оброк

                 145 Раскаянья, обильного слезами".


                        Песнь тридцать первая

                 1 Ты, ставший, у священного потока, -
                   Так, речь ко мне направив острием,
                   Хоть было уж и лезвие жестоко,

                 4 Она тотчас же начала потом, -
                   Скажи, скажи, права ли я! Признаний
                   Мои улики требуют во всем".

                 7 Я был так слаб от внутренних терзаний,
                   Что голос мой, поднявшийся со дна,
                   Угас, еще не выйдя из гортани.

                10 Пождав: "Ты что же? - молвила она. -
                   Ответь мне! Память о годах печали
                   В тебе волной еще не сметена".

                13 Страх и смущенье, горше, чем вначале,
                   Исторгли из меня такое "да",
                   Что лишь глаза его бы распознали.

                16 Как самострел ломается, когда
                   Натянут слишком, и полет пологий
                   Его стрелы не причинит вреда,

                19 Так я не вынес бремени тревоги,
                   И ослабевший голос мой затих,
                   В слезах и вздохах, посреди дороги.

                22 Она сказала: "На путях моих,
                   Руководимый помыслом о благе,
                   Взыскуемом превыше всех других,

                25 Скажи, какие цепи иль овраги
                   Ты повстречал, что мужеством иссяк
                   И к одоленью не нашел отваги?

                28 Какие на челе у прочих благ
                   Увидел чары и слова обета,
                   Что им навстречу устремил свой шаг?"

                31 Я горьким вздохом встретил слово это
                   И, голос мой усильем подчиня,
                   С трудом раздвинул губы для ответа.

                34 Потом, в слезах: "Обманчиво маня,
                   Мои шаги влекла тщета земная,
                   Когда ваш облик скрылся от меня".

                37 И мне она: "Таясь иль отрицая,
                   Ты обмануть не мог бы Судию,
                   Который судит, все деянья зная..

                40 Но если кто признал вину свою
                   Своим же ртом, то на суде точило
                   Вращается навстречу лезвию.

                43 И все же, чтоб тебе стыднее было,
                   Заблудшему, и чтоб тебя опять,
                   Как прежде, песнь сирен не обольстила,

                46 Не сея слез, внимай мне, чтоб узнать,
                   Куда мой образ, ставший горстью пыли,
                   Твои шаги был должен направлять.

                49 Природа и искусство не дарили
                   Тебе вовек прекраснее услад,
                   Чем облик мой, распавшийся в могиле.

                52 Раз ты лишился высшей из отрад
                   С моею смертью, что же в смертной доле
                   Еще могло к себе привлечь твой взгляд?

                55 Ты должен был при первом же уколе
                   Того, что бренно, устремить полет
                   Вослед за мной, не бренной, - как дотоле.

                58 Не надо было брать на крылья гнет,
                   Чтоб снова пострадать, - будь то девичка
                   Иль прочий вздор, который миг живет.

                61 Раз, два страдает молодая птичка;
                   А оперившихся и зорких птиц
                   От стрел и сети бережет привычка".

                64 Как малыши, глаза потупив ниц,
                   Стоят и слушают и, сознавая
                   Свою вину, не подымают лиц,

                67 Так я стоял. "Хоть ты скорбишь, внимая,
                   Вскинь бороду, - она сказала мне. -
                   Ты больше скорби вынесешь, взирая".

                70 Крушится легче дуб на крутизне
                   Под ветром, налетевшим с полуночи
                   Или рожденным в Ярбиной стране,

                73 Чем поднял я на зов чело и очи;
                   И, бороду взамен лица назвав,
                   Она отраву сделала жесточе.

                76 Когда я каждый распрямил сустав,
                   Глаз различил, что первенцы творенья
                   Дождем цветов не окропляют трав;

                79 И я увидел, полн еще смятенья,
                   Что Беатриче взоры навела
                   На Зверя, слившего два воплощенья.

                82 Хоть за рекой и не открыв чела, -
                   Она себя былую побеждала
                   Мощнее, чем других, когда жила.

                85 Крапива скорби так меня сжигала,
                   Что, чем сильней я что-либо любил,
                   Тем ненавистней это мне предстало.

                88 Такой укор мне сердце укусил,
                   Что я упал; что делалось со мною,
                   То знает та, кем я повержен был.

                91 Обретши силы в сердце, над собою
                   Я увидал сплетавшую венок
                   И услыхал: "Держись, держись, рукою!"

                94 Меня, по горло погрузи в поток,
                   Она влекла и легкими стопами
                   Поверх воды скользила, как челнок.

                97 Когда блаженный берег был над нами,
                   "Asperges me", - так нежно раздалось,
                   Что мне не вспомнить, не сказать словами.

               100 Меж тем она, взметнув ладони врозь,
                   Склонилась надо мной и погрузила
                   Мне голову, так что глотнуть пришлось.

               103 Потом, омытым влагой, поместила
                   Меж четверых красавиц в хоровод,
                   И каждая меня рукой укрыла.

               106 "Мы нимфы - здесь, мы - звезды в тьме высот;
                   Лик Беатриче не был миру явлен,
                   Когда служить ей мы пришли вперед.

               109 Ты будешь нами перед ней поставлен;
                   Но вникнешь в свет ее отрадных глаз
                   Среди тех трех, чей взор острей направлен".

               112 Так мне они пропели; и тотчас
                   Мы перед грудью у Грифона стали,
                   Имея Беатриче против нас.

               115 "Не береги очей, - они сказали. -
                   Вот изумруды, те, что с давних пор
                   Оружием любви тебя сражали".

               118 Сто сот желаний, жарче, чем костер,
                   Вонзили взгляд мой в очи Беатриче,
                   Все на Грифона устремлявшей взор.

               121 Как солнце в зеркале, в таком величье
                   Двусущный Зверь в их глубине сиял,
                   То вдруг в одном, то вдруг в другом обличье.

               124 Суди, читатель, как мой ум блуждал,
                   Когда предмет стоял неизмененный,
                   А в отраженье облик изменял.

               127 Пока, ликующий и изумленный,
                   Мой дух не мог насытиться едой,
                   Которой алчет голод утоленный, -

               130 Отмеченные высшей красотой,
                   Три остальные, распевая хором,
                   Ко мне свой пляс приблизили святой.

               133 "Взгляни, о Беатриче, дивным взором
                   На верного, - звучала песня та, -
                   Пришедшего по кручам и просторам!

               136 Даруй нам милость и твои уста
                   Разоблачи, чтобы твоя вторая
                   Ему была открыта красота!"

               139 О света вечного краса живая,
                   Кто так исчах и побледнел без сна
                   В тени Парнаса, струй его вкушая,

               142 Чтоб мысль его и речь была властна
                   Изобразить, какою ты явилась,
                   Гармонией небес осенена,

               145 Когда в свободном воздухе открылась?


                           Песнь тридцать вторая

                    1 Мои глаза так алчно утоляли
                      Десятилетней жажды жгучий зной,
                      Что все другие чувства мертвы стали;

                    4 Взор здесь и там был огражден стеной
                      Невнятия, влекомый неуклонно
                      В былую сеть улыбкой неземной;

                    7 Но влево отклонился принужденно, "
                      Когда из уст богинь, стоявших там,
                      Раздалось слово: "Слишком напряженно!"

                   10 Упадок зренья, свойственный глазам,
                      В которых солнце свеже отразилось,
                      Меня на время приобщил к слепцам;

                   13 Когда же с малым зренье вновь сроднилось
                      (Я молвлю "с малым", мысля о большом,
                      С которым ощущенье разлучилось),

                   16 Я видел - вправо повернув плечом,
                      Святое войско шло стезей возвратной,
                      С седмицей свеч и с солнцем пред челом.

                   19 Как, оградив себя щитами, ратный
                      Заходит строй, за стягом идя вспять,
                      Пока порядок не создаст обратный, -

                   22 Так стран небесных головная рать
                      Вся перед нами прежде растянулась,
                      Чем колесница стала загибать.

                   25 Из женщин каждая к оси вернулась,
                      И благодатный груз повлек Грифон,
                      Но ни перо на нем не шелохнулось.

                   28 Та, кем я был сквозь воду проведен,
                      И я, и Стаций шли с руки, где круче
                      Колесный след в загибе закруглен.

                   31 Так, через лес, пустынный и дремучий
                      С тех пор, как змею женщина вняла,
                      Мы шли под голос ангельских созвучий.

                   34 Насколько трижды пролетит стрела,
                      Настолько удалясь, мы шаг прервали,
                      И Беатриче на землю сошла.

                   37 Тогда "Адам!" все тихо пророптали
                      И обступили древо, чьих ветвей
                      Ни листья, ни цветы не украшали.

                   40 Его намет, чем выше, тем мощней
                      И вправо расширявшийся, и влево,
                      Дивил бы индов высотой своей.

                   43 "Хвала тебе. Грифон, за то, что древа
                      Не ранишь клювом; вкус отраден в нем,
                      Но горькие терзанья терпит чрево", -

                   46 Вскричали прочие, обстав кругом
                      Могучий ствол; и Зверь двоерожденный:
                      "Так семя всякой правды соблюдем".

                   49 И, к дышлу колесницы обращенный,
                      Он к сирой ветви сам его привлек,
                      Связав их вязью, из нее сплетенной.

                   52 Как наши поросли, когда поток
                      Большого света смешан с тем, который
                      Вслед за ельцом небесным ждет свой срок,

                   55 Пестро рядятся в свежие уборы,
                      Пока еще не под другой звездой
                      Коней для Солнца запрягают Оры, -

                   58 Так в цвет, светлей фиалки полевой
                      И гуще розы, облеклось растенье,
                      Где прежде каждый сук был неживой.

                   61 Я не постиг нездешнее хваленье,
                      Которое весь сонм их возгласил,
                      И не дослушал до конца их пенье.

                   64 Умей я начертать, как усыпил
                      Сказ о Сиринге очи стражу злому,
                      Который бденье дорого купил,

                   67 Я, подражая образцу такому,
                      Живописал бы, как ввергался в сон;
                      Но пусть искуснейший опишет дрему.

                   70 А я скажу, как я был пробужден
                      И полог сна раздрали блеск мгновенный
                      И возглас: "Встань же! Чем ты усыплен?"

                   73 Как, цвет увидев яблони священной,
                      Чьим брачным пиром небеса полны
                      И чьи плоды бесплотным вожделенны,

                   76 Петр, Иоанн и Яков, сражены
                      Бесчувствием, очнулись от глагола,
                      Который разрушал и глубже сны,

                   79 И видели, что лишена их школа
                      Уже и Моисея, и Ильи,
                      И на учителе другая стола, -

                   82 Так я очнулся, в смутном забытьи
                      Увидев над собой при этом кличе
                      Ту, что вдоль струй вела шаги мои.

                   85 В смятенье, я сказал: "Где Беатриче?"
                      И та: "Она воссела у корней
                      Листвы, обретшей новое величье.

                   88 Взгляни на круг приблизившихся к ней;
                      Другие ввысь восходят за Грифоном,
                      И песня их и глубже, и звучней".

                   91 Звенела ль эта речь дальнейшим звоном,
                      Не знаю, ибо мне была видна
                      Та, что мой слух заставила заслоном.

                   94 Она сидела на земле, одна,
                      Как если б воз, который Зверь двучастный
                      Связал с растеньем, стерегла она.

                   97 Окрест нее смыкали круг прекрасный
                      Семь нимф, держа огней священный строй,
                      Над коим Австр и Аквилон не властны.

                  100 "Ты здесь на краткий срок в сени лесной,
                      Дабы затем навек, средь граждан Рима,
                      Где римлянин - Христос, пребыть со мной.

                  103 Для пользы мира, где добро гонимо,
                      Смотри на колесницу и потом
                      Все опиши, что взору было зримо".

                  106 Так Беатриче; я же, весь во всем
                      К стопам ее велений преклоненный,
                      Воззрел послушно взором и умом.

                  109 Не падает столь быстро устремленный
                      Огонь из тучи плотной, чьи пласты
                      Скопились в сфере самой отдаленной,

                  112 Как птица Дия пала с высоты
                      Вдоль дерева, кору его терзая,
                      А не одну лишь зелень и цветы,

                  115 И, в колесницу мощно ударяя,
                      Ее качнула; так, с боков хлеща,
                      Раскачивает судно зыбь морская.

                  118 Потом я видел, как, вскочить ища,
                      Кралась лиса к повозке величавой,
                      Без доброй снеди до костей тоща.

                  121 Но, услыхав, какой постыдной славой
                      Ее моя корила госпожа,
                      Она умчала остов худощавый.

                  124 Потом, я видел, прежний путь держа,
                      Орел спустился к колеснице снова
                      И оперил ее, над ней кружа.

                  127 Как бы из сердца, горестью больного,
                      С небес нисшедший голос произнес:
                      "О челн мой, полный бремени дурного!"

                  130 Потом земля разверзлась меж колес,
                      И видел я, как вышел из провала
                      Дракон, хвостом пронзая снизу воз;

                  133 Он, как оса, вбирающая жало,
                      Согнул зловредный хвост и за собой
                      Увлек часть днища, утоленный мало.

                  136 Остаток, словно тучный луг - травой,
                      Оделся перьями, во имя цели,
                      Быть может, даже здравой и благой,

                  139 Подаренными, и они одели
                      И дышло, и колеса по бокам,
                      Так, что уста вздохнуть бы не успели.

                  142 Преображенный так, священный храм
                      Явил семь глав над опереньем птичьим:
                      Вдоль дышла - три, четыре - по углам.

                  145 Три первые уподоблялись бычьим,
                      У прочих был единый рог в челе;
                      В мир не являлся зверь, странней обличьем.

                  148 Уверенно, как башня на скале,
                      На нем блудница наглая сидела,
                      Кругом глазами рыща по земле;

                  151 С ней рядом стал гигант, чтобы не смела
                      Ничья рука похитить этот клад;
                      И оба целовались то и дело.

                  154 Едва она живой и жадный взгляд
                      Ко мне метнула, друг ее сердитый
                      Ее стегнул от головы до пят.

                  157 Потом, исполнен злобы ядовитой,
                      Он отвязал чудовище ив лес
                      Его повлек, где, как щитом укрытый,

                  160 С блудницей зверь невиданный исчез.


                           Песнь тридцать третья

                  1 Deus, venerunt gentes", - то четыре,
                    То три жены, та череда и та,
                    Сквозь слезы стали петь стихи Псалтири.

                  4 И Беатриче, скорбью повита,
                    Внимала им, подобная в печали,
                    Быть может, лишь Марии у креста.

                  7 Когда же те простор для речи дали,
                    Сказала, вспыхнув, как огонь во тьме,
                    И встав, и так слова ее звучали:

                 10 "Modicum, et non videbitis me;
                    Et iterum, любимые сестрицы,
                    Modicum, et vos videbitis me".

                 13 И, двинувшись в предшествии седмицы,
                    Мне, женщине и мудрецу - за ней
                    Идти велела манием десницы.

                 16 И ранее, чем на стезе своей
                    Она десятый шаг свой опустила,
                    Мне хлынул в очи свет ее очей.

                 19 "Иди быстрей, - она проговорила,
                    Спокойное обличие храня, -
                    Чтобы тебе удобней слушать было".

                 22 Я подошел, по ней мой шаг равня;
                    Она сказала: "Брат мой, почему бы
                    Тебе сейчас не расспросить меня?"

                 25 Как те, кому мешает страх сугубый
                    Со старшими свободно речь вести,
                    И голос их едва идет сквозь зубы,

                 28 Так, полный звук не в силах обрести:
                    "О госпожа, - ответил я, смущенный, -
                    То, что мне нужно, легче вам найти".

                 31 Она на это: "Пусть твой дух стесненный
                    Боязнь и стыд освободят от пут,
                    Так, чтобы ты не говорил, как сонный.

                 34 Знай, что порушенный змеей сосуд
                    Был и не стал; но от судьи вселенной
                    Вино и хлеб злодея не спасут.

                 37 Еще придет преемник предреченный
                    Орла, чьи перья, в колесницу пав,
                    Ее уродом сделали и пленной.

                 40 Я говорю, провиденьем познав,
                    Что вот уже и звезды у порога,
                    Не знающие никаких застав,

                 43 Когда Пятьсот Пятнадцать, вестник бога,
                    Воровку и гиганта истребит
                    За то, что оба согрешали много.

                 46 И если эта речь моя гласит,
                    Как Сфинга и Фемида, темным складом,
                    И смысл ее от разума сокрыт, -

                 49 Событья уподобятся Наядам
                    И трудную загадку разрешат,
                    Но будет мир над нивой и над стадом.

                 52 Следи; и точно, как они звучат,
                    Мои слова запомни для наказа
                    Живым, чья жизнь - лишь путь до смертных врат

                 55 И при писанье своего рассказа
                    Не скрой, каким растенье ты нашел,
                    Ограбленное здесь уже два раза.

                 58 Кто грабит ветви иль терзает ствол,
                    Повинен в богохульственной крамоле:
                    Бог для себя святыню их возвел.

                 61 Грызнув его, пять тысяч лет и доле
                    Ждала в мученьях первая душа,
                    Чтоб грех избыл другой, по доброй воле.

                 64 Спит разум твой, размыслить не спеша,
                    Что неспроста оно взнеслось так круто,
                    Таким наметом стебель заверша.

                 67 Не будь твое сознание замкнуто,
                    Как в струи Эльсы, в помыслы сует,
                    Не будь их прелесть - как Пирам для тута,

                 70 Ты, по наличью этих лишь примет,
                    Постиг бы нравственно, сколь правосудно
                    Господь на древо наложил запрет.

                 73 Но так как ты, - мне угадать нетрудно, -
                    Окаменел и потускнел умом
                    И свет моих речей приемлешь скудно,

                 76 Хочу, чтоб ты в себе их нес потом,
                    Подобно хоть не книге, а картине,
                    Как жезл приносят с пальмовым листом".

                 79 И я: "Как оттиск в воске или глине,
                    Который принял неизменный вид,
                    Мой разум вашу речь хранит отныне.

                 82 Но для чего в такой дали парит
                    Ваш долгожданный голос, и чем боле
                    К нему я рвусь, тем дальше он звучит?"

                 85 "Чтоб ты постиг, - сказала, - что за школе
                    Ты следовал, и видел, можно ль ей
                    Познать сокрытое в моем глаголе;

                 88 И видел, что до божеских путей
                    Вам так далеко, как земному краю
                    До неба, мчащегося всех быстрей".

                 91 На что я молвил: "Я не вспоминаю,
                    Чтоб я когда-либо чуждался вас,
                    И в этом я себя не упрекаю".

                 94 Она же: "Если ты на этот раз
                    Забыл, - и улыбнулась еле зримо, -
                    То вспомни, как ты Лету пил сейчас;

                 97 Как судят об огне по клубам дыма,
                    Само твое забвенье - приговор
                    Виновной воле, устремленной мимо.

                100 Но говорить с тобою с этих пор
                    Я буду обнаженными словами,
                    Чтобы их видеть мог твой грубый взор".

                103 Все ярче, замедленными шагами,
                    Вступало солнце в полуденный круг,
                    Который создан нашими глазами,

                106 Когда в пути остановились вдруг, -
                    Как проводник, который полн сомнений,
                    Увидев незнакомое вокруг, -

                109 Семь жен у выхода из бледной тени,
                    Какую в Альпах стелет вдоль ручья
                    Вязь черных веток и зеленой сени.

                112 Там растекались, - мог бы думать я, -
                    Тигр и Евфрат из одного истока,
                    Лениво разлучаясь, как друзья.

                115 "О светоч смертных, блещущий высоко,
                    Что это за раздвоенный поток,
                    Сам от себя стремящийся далеко?"

                118 На что сказали так: "Тебе урок
                    Подаст Мательда". И, путем ответа
                    Как бы желая отвести упрек,

                121 Прекрасная сказала: "И про это,
                    И про иное с ним я речь вела,
                    И не могла ее похитить Лета".

                124 И Беатриче: "Больших мыслей мгла,
                    Ложащихся на память пеленою,
                    Ему, быть может, ум заволокла.

                127 Но видишь льющуюся там Эвною:
                    Сведи его и сделай, как всегда,
                    Угаснувшую силу вновь живою".

                130 Как избранные души без труда
                    Желанное другим желают сами,
                    Лишь только есть малейшая нужда,

                133 Так, до меня дотронувшись перстами,
                    Она пошла и на учтивый лад
                    Сказала Стацию: "Ты следуй с нами".

                136 Не будь, читатель, у меня преград
                    Писать еще, я бы воспел хоть мало
                    Питье, чью сладость вечно пить бы рад;

                139 Но так как счет положен изначала
                    Страницам этой кантики второй,
                    Узда искусства здесь меня сдержала.

                142 Я шел назад, священною волной
                    Воссоздан так, как жизненная сила
                    Живит растенья зеленью живой,

                145 Чист и достоин посетить светила.

                      Перевод М.Лозинского




Сборник Поэм