Джордж Байрон - Видение суда



            "Он Даниил второй, я повторяю".
            Спасибо, жид, что подсказал ты мне
            Сравнение такое.

            Шекспир,
            "Венецианский купец", д. IV, сц. 1.


                I

 Апостол Петр сидел у райских врат.
 Его ключи порядком заржавели:
 Уж много дней и много лет подряд
 Дремал святой привратник от безделья.
 Ведь с якобинской эры только ад
 Пополнился: все грешники летели
 Туда, - а у чертей - я сам слыхал! -
 Был, как матросы говорят, аврал!

                II

 Хор ангелов, нестройный, как всегда,
 Томясь от скуки, пел довольно вяло:
 Немногого им стоило труда
 Луну и солнце подвинтить устало
 И присмотреть - а вдруг сбежит звезда
 Или комета - жеребенок шалый -
 Хвостом планету бойко раздробит,
 Как лодку на волнах игривый кит.

                III

 И серафимы удалились ввысь,
 Решив, что мир не стоит попеченья;
 Никем дела земные не велись,
 Лишь ангел-летописец в огорченье
 Следил, как быстро беды развелись
 В подлунном мире: ведь при всем раченье,
 На перья оба выщипав крыла,
 Он отставал в записыванье зла.

                IV

 Работы накопилось свыше сил,
 Хоть бедный ангел продолжал трудиться
 Как смертный стряпчий: он тщеславен был
 И опасался должности лишиться;
 Но наконец устал он и решил
 К своим властям небесным обратиться
 За помощью - и получил от них
 Шесть ангелов и дюжину святых.

                V

 Немалый штат, но дела всем хватало:
 Так много царств сменилось и систем,
 Так много колесниц прогрохотало,
 Да каждый день убитых тысяч семь!
 Но Ватерло резнею небывалой
 И мерзостной внушило ужас всем,
 И, описав великое сраженье,
 Все пошвыряли перья в отвращенье.

                VI

 А впрочем, я писать ведь не хотел
 О том, чего и ангелы боятся:
 От адской гекатомбы мертвых тел
 Сам дьявол содрогнулся, может статься,
 Хоть он и нож точил для этих дел,
 Но нужно к чести сатаны признаться,
 Великих он не восхвалял совсем,
 Поскольку точно знал им цену всем.

                VII

 Перевернем же несколько страниц
 Недолгого бессмысленного мира:
 Не стало меньше трупов и гробниц,
 Не стали лучше скипетр и порфира,
 Герои шли и повергались ниц,
 И громоздились новые кумиры,
 Как чудища "о десяти рогах",
 В пророчествах внушающие страх.

                VIII

 На рубеже Второй Зари Свобод
 Георг скончался. Не был он тираном,
 Но был тиранам друг. Из года в год
 Его рассудок заплывал туманом.
 Властитель, разоряющий народ
 И благосклонный к мирным поселянам,
 Он мертв. Оставил подданных своих
 Полупомешанных, полуслепых.

                IX

 Он умер. Смерть не вызвала смятенья,
 Но похороны вызвали парад:
 Здесь бархат был, и медь, и словопренья,
 И покупного плача маскарад,
 И покупных элегий приношенье
 (На рынке и они в цене стоят!),
 А также факелы, плащи и шпаги.
 Регалии готической отваги.

                X

 И мелодрама слажена. Едва ль
 В густой толпе глазеющих болванов
 Кто помышлял о мертвом: вся печаль
 Была от черных платьев и султанов.
 Покойника немногим было жаль,
 Хотя гремело много барабанов,
 Но адскою казалось чепухой
 Зарыть так много золота с трухой!

                XI

 Итак: да станет прахом это тело,
 Землей, водой и воздухом опять -
 Свершить сей путь оно б скорей успело.
 Не будь порядка трупы умащать:
 Бальзамы, примененные умело,
 Ему мешают мирно догнивать,
 По существу же эти ухищренья
 Лишь удлиняют мерзость разложенья.

                XII

 Он умер. С ним покончил этот свет.
 Осталась только надпись на гробнице
 Да завещанье, но юриста нет,
 Который спорить дерзостно решится
 С наследником: он папенькин портрет
 И лишь одним не может похвалиться
 С почившим патриархом наравне:
 Любовью к злой, уродливой жене.

                XIII

 "Господь, храни нам короля!" Признаюсь,
 Он очень бережлив, храня таких.
 А впрочем, я сказать не собираюсь,
 Что лучше преисподняя для них.
 Пожалуй, я один еще пытаюсь
 Исправить зло для мертвых и живых:
 Мне хочется, презрев чертей ругательства,
 Умерить адское законодательство.

                XIV

 Я знаю - это ересь и порок,
 Я знаю - я достоин отлученья,
 Я знаю катехизис, знаю прок
 Доктрине христианского ученья;
 Старательно я вызубрил урок:
 "Одна лишь наша церковь - путь к спасенью,
 А сотнями церквей и синагог
 Чертовски неудачно выбран бог!"

                XV

 О боже! Всех ты можешь защитить -
 Спаси мою беспомощную душу!
 Ее ведь черту легче залучить,
 Чем лесой рыбку вытащить на сушу
 Иль мяснику за час преобразить
 Ягненка в освежеванную тушу,
 А, впрочем, обречен любой из нас
 Кому-то пищей стать в урочный час!

                XVI

 Апостол Петр дремал у райских врат...
 Вдруг странный шум прервал его дремоту:
 Поток огня, свистящий вихрь и град -
 Ну, словом, рев великого чего-то.
 Тут не святой ударил бы в набат,
 Но наш апостол, подавив зевоту,
 Привстал и только молвил, оглядясь:
 "Поди, опять звезда разорвалась!"

                XVII

 Но херувим его похлопал дланью,
 Вздохнул апостол, потирая нос.
 "Святый привратник! - молвил дух. - Воспряни!"
 И помахал крылом. Оно зажглось,
 Как хвост павлина, как зари сиянье.
 Апостолу вздремнуть не удалось.
 "Ну! - молвил он. - В чем дело, непонятно?!
 Не Сатану ли к нам несет обратно?"

                XVIII

 "Георг скончался Третий!" - дух изрек.
 "Георг? Я что-то плохо разумею...
 А кто Георг? что Третье? невдомек!"
 "Король английский, говоря точнее..."
 "А целой ли он голову сберег,
 А то один тут был с обрубком шеи,
 И никогда б не быть ему в раю,
 Не тычь он всем нам голову свою!

                XIX

 Он, помнится, король французский был
 И для башки, которая короны
 Не удержала, дерзостно просил
 Венца блаженных у господня трона!
 Да я бы сам такую отрубил,
 Как уши я рубал во время оно!
 Но, не имея доброго меча,
 Ключом я саданул его сплеча.

                XX

 И тут он поднял безголовый вой, -
 Святые все сбежались, пожалели!
 Теперь он с этой самой головой
 И в мученики выйдет, в самом деле!
 Запанибрата с Павлом, точно свой
 Воссел он, где достойные воссели!
 Проныра Павел! Впрочем, что он нам?!
 Мы цену знаем всем его чинам!

                XXI

 Не так бы это дело обстояло,
 Будь голова у короля цела, -
 Святых, понятно, жалость обуяла,
 Она-то вот ему и помогла:
 Ведь милость божья заново спаяла
 Башку его и тело! Ох, дела!
 Зачем-то исправляем мы от века
 Все мудрое в деяньях человека!"

                XXII

 "Святой! - заметил ангел. - Брось ворчать!
 Король пока при голове остался,
 Куда и как ее употреблять -
 Он толком никогда не разбирался.
 В руках, умевших нити направлять,
 Марионеткой праздной он болтался
 И будет здесь, как прочие, судим,
 А наше дело - молча поглядим!"

                XXIII

 Тем временем крылатый караван
 Пространство рассекал с великой силой,
 Как лебедь волны рек полдневных стран.
 Ну, скажем, Ганга, Инда или Нила,
 А то и Темзы. Страхом обуян,
 Летел среди крылатых старец хилый,
 У райских врат, полет окончив свой,
 На облако присел он чуть живой.

                XXIV

 Меж тем иной какой-то Дух могучий
 Над светлым войском расправлял смелей
 Свои крыла, как грозовые тучи
 Над щепами разбитых кораблей.
 Он был как вихрь, метнувшийся над кручен,
 И помыслы, один другого злей
 Отметили чело его немое,
 И взор его пространство полнил тьмою.

                XXV

 Он так непримиримо поглядел
 На вход навеки для него закрытый,
 Что Петр и тот порядком оробел:
 Он был старик угрюмый и сердитый,
 А тут от страха даже пропотел,
 Не зная, у кого искать защиты.
 (Но, впрочем, пот сей был святой елей
 Или иной состав - еще светлей!)

                XXVI

 И ангелы тревожным роем сбились,
 Как птички, чуя коршуна: у них
 Все перышки дрожали и светились,
 Как Орион на небесах ночных.
 Хотя они достойно обходились
 С Георгом, но старик совсем притих:
 Быть может, даже позабыл он с горя,
 Что ангелы всегда и всюду - тори!

                XXVII

 Все на мгновенье замерло. Но вот
 Врата сверкнули вдруг и распахнулись.
 Лучи с недосягаемых высот
 Планеты нашей крохотной коснулись,
 Как пламя заливая небосвод,
 И северным сияньем изогнулись,
 Тем самым, что во льдах полярных стран
 Увидел Пэрри - храбрый капитан!

                XXVIII

 И по небу разлился, полыхая,
 Прекрасный и могучий райский свет,
 Как знамя славы, радостно сверкая
 Величьем торжествующих побед.
 (Сравненьями я тему обедняю,
 Зане сему земных подобий нет:
 Не всем дано провидеть столь пространно,
 Как Саути Боб иль Сауткот Иоанна!)

                XXIX

 То был архангел Михаил; из нас
 Любой легко признает Михаила:
 Воспеты и описаны не раз
 Князь ангелов и вождь нечистой силы,
 В церквах - для наших слабых смертных глаз -
 Бесплотные светлы и многокрылы,
 Но какова их подлинная суть,
 Пускай другой решает кто-нибудь.

                XXX

 В сиянье славы, славою творимой,
 Стоял архангел, благостью храним,
 И юные склонились херувимы
 И дряхлые святые перед ним.
 (О старости я говорю лишь мнимой
 И юность не приписываю им:
 С Петром в сравненье, говоря точнее,
 Они не то что младше, а нежнее!)

                XXXI

 Так иерарха всех небесных сил
 Встречали все святые, величая,
 Затем что он из первых первый был
 Наместник Бога для земли и рая,
 Но даже тени чванства не таил
 В душе своей небесной, твердо зная,
 Что, как его ни чтим и ни поем, -
 Он остается вице-королем!

                XXXII

 Он и угрюмый молчаливый Дух
 Взглянули друг на друга - и узнали...
 Непримиримый враг, минувший друг?
 О чем они бесплотно вспоминали?
 Но в лицах их мелькнули тени вдруг
 Бессмертной, гордой, выспренней печали
 О том, что им навеки суждена
 В пространстве сфер упорная война.

                XXXIII

 Но здесь была нейтральная граница -
 Из Иова к тому ж известно нам,
 Что трижды в год и Дьявол не боится
 Являться светлым ангельским чинам.
 Тогда уж не приходится скупиться
 На вежливость обеим сторонам:
 Я б вам привел любезный их диалог,
 Да времени, признаться, слишком мало.

                XXXIV

 И дело, разумеется не в том,
 Чтоб доказать в цитатах из Писанья,
 Что Иов - аллегория. Притом,
 Быть может, это просто описанье
 Весьма реальных фактов. Мы берем
 Лишь самые прямые указанья:
 Они ясны и - верьте или нет -
 Не менее ясны, чем прочий бред!

                XXXV

 Итак - на почве, в сущности, нейтральной
 Они сошлись, где роковой порог,
 Там смерть отбор проводит инфернальный
 Бесплотных конвоируя в острог.
 Они не лобызались, натурально,
 Но каждый был любезен сколько мог:
 В изысканной учтивости, казалось,
 С Их Светлостью Их Мрачность состязалась.

                XXXVI

 Архангел, поклонившись, изогнулся,
 Но не жеманно, как дешевый фат:
 Своей груди изящно он коснулся,
 Где сердце смертных бьется, говорят.
 Но Сатана лишь гордо улыбнулся:
 Он был со старым другом суховат,
 Как нищий гранд прославленного рода
 С богатым выскочкой простой породы.

                XXXVII

 Он, поклонившись дьявольски-надменно,
 Сказал, спокойно выступив вперед,
 Что Судия небесный несомненно
 Георга в преисподнюю пошлет:
 Немало там правителей почтенных,
 От коих меньше пострадал народ.
 Мостящих ад, как видно из преданий,
 Обломками "прекрасных начинаний".

                XXXVIII

 "Чего ты хочешь, - начал Михаил, -
 От этого несчастного созданья?
 Какие он деянья совершил,
 И совершал ли в жизни он деянья?
 Насколько плохо правил он и жил,
 Открыто изложи всему собранью:
 Докажешь обвиненья - грешник твой,
 А если нет - его не беспокой!"

                XXXIX

 "Да, Михаил! - ответил Дьявол. - Да!
 У врат того, кому ты служишь верно,
 Я заявляю, что пришел сюда
 За подданным: он чтил меня всемерно,
 Пока носил корону. Не беда,
 Что он не знал вина и прочей скверны,
 Но с той минуты, как воссел на трон,
 Мне одному в угоду правил он!

                XL

 Взгляни на нашу землю - хоть верней,
 Мою! Увы, давно не торжествую
 Над бедною планетой: все на ней
 Влачат убого жизнь свою пустую.
 Сказать по правде - кроме королей
 Едва ли кто такую кару злую
 Несет за дело! И властитель твой
 Напрасно блещет славой огневой!

                XLI

 Мне данники земные короли.
 Попытки переделать их бесплодны:
 Высокие властители земли
 Настолько мне усердны и угодны,
 Что мы давно к решению пришли
 Им предоставить действовать свободно!
 Их небеса к добру не преклонят
 И к худшему не переменит ад!

                XLII

 Взгляни на нашу землю, повторяю:
 Когда сей червь бессильный и слепой
 Вступил на трон, правленье начиная,
 И он и мир имели вид иной:
 Его своим владыкой величая,
 В покое мирном радости земной
 Хранили острова его по праву
 Родной уклад и добрых предков нравы.

                XLIII

 Взгляни, какой, покинув жизнь и власть,
 Оставил он страну свою? Сначала
 Он подданных любимцу отдал в пасть,
 Потом его стяжанье обуяло,
 Порок убогих, эта злая страсть,
 Презренных душ сгубившая немало.
 В Америке свободу он душил
 И с Францией не лучше поступил!

                XLIV

 Он, правда, был орудием в руках,
 Но, согласись, хороший мастер вправе
 Его швырнуть в огонь; во всех веках,
 С тех пор, как смертными монархи правят,
 В кровавых списках грязи и греха,
 Что всю породу цезарей бесславят,
 Другое мне правленье назови,
 Столь глубоко погрязшее в крови!

                XLV

 Ведь даже слов "свободный" и "свобода"
 Слепой король Георг не выносил:
 Из памяти народов и народа
 Искоренял он их по мере сил.
 Он правил долго, и за эти годы
 Всему и вся он горе причинил.
 Лишь тем он от собратий отличался,
 Нто пьянством и развратом не прельщался.

                XLVI

 Был верным мужем, неплохим отцом -
 На троне, правда, хорошо и это, -
 Поститься за Лукулловым столом
 Трудней, чем за столом анахорета!-
 Но подданным его что пользы в том?
 Их стоны оставались без ответа!
 Один лишь гнет, жестокий, страшный гнет,
 Испытывал измученный народ.

                XLVII

 Его стряхнул недавно Новый Свет,
 Но Старый стонет под ярмом жестоким
 Ему подобных: где на тронах нет
 Преемников, в ком все его пороки
 Воскрешены? Лукавый дармоед
 И деспоты, забывшие уроки
 Истории; - никто беды не ждет,
 Но пусть они трепещут: час придет!

                XLVIII

 Простые духом бережно хранили
 Завет наивный праотцев своих:
 Молились богу, но и вас любили,
 Тебя, архангел, и тебя, старик.
 Ужели все вы сердцем так остыли,
 Что вас не ужасали стоны их,
 Когда обрушил гнев несправедливый
 На христиан король благочестивый?

                XLIX

 Он, правда, дал им право бога чтить,
 Но отказал в законе и защите,
 Лишая их того, чего лишить
 Неверного и то не захотите..."
 Тут Петр вскочил: "Нет! Этому не быть! -
 Вскричал он. - Прочь виновного ведите!
 Скорей пускай я буду проклят сам,
 Нем в божий рай пробраться Гвельфу дам!

                L

 За Цербера скорее стану я,
 Хоть труд его не синекура тоже,
 Чем допущу в надзвездные края
 Ханжу и нечестивца с мерзкой рожей!.."
 "Святой! - заметил Дьявол. - Страсть твоя
 И правый гнев твой мне всего дороже!
 А что до смены Цербера - изволь!
 И наш годится на такую роль!"

                LI

 Тут Михаил вмешался: "Погодите!
 Вы, Дьявол, да и вы, мой друг Святой!
 Вы, добрый Петр, напрасно так шумите,
 Вы, Сатана, порыв его простой
 Из снисхожденья к пылкости простите!
 И праведник забудется порой
 В разгаре споров. Попрошу собранье
 Прослушать очевидцев показанья!"

                LII

 Знак подал Дьявол. Дрогнул эмпирей
 И, силе магнетической послушен,
 Зажегся искрой, молнии быстрей,
 Скопленья туч разрядами наруша.
 От залпа инфернальных батарей
 Вселенский гром потряс моря и сушу.
 (Как пишет Мильтон - этот род войны
 Важнейшее открытье Сатаны!)

                LIII

 И это был сигнал для тех несчастных,
 Которым привилегия дана
 Перемещаться всюду, ежечасно,
 Презрев пространства, грани, времена.
 Они порядкам ада не подвластны
 И к месту не прикованы - одна
 Владеет ими страсть к передвижению,
 Но кара их от этого не менее.

                LIV

 Они гордятся этим. Ну и что ж?
 Приятен всякий символ благородный:
 Как ключ, блестящий из-под фалд вельмож,
 Как франкмасонов символ ныне модный.
 Набор моих сравнений не хорош:
 Я - праха сын, как стих мой, с прахом сходный!
 Мне духи высших сфер должны простить:
 Ведь, право же, я их умею чтить!

                LV

 Итак: был дан сигнал из рая в ад,
 А расстоянье это подлиннее,
 Чем от земли до солнца. Говорят,
 Исчислили уж те, кто нас умнее,
 С какою быстротой лучи летят
 От солнца к нам, чтоб сделалось светлее
 И в лондонском тумане, где с утра
 Блестят на зданьях только флюгера.

                LVI

 Итак: пошло не более мгновенья
 На это все. Признаться мы должны:
 У солнечных лучей поменьше рвенья,
 Чем у гонцов надежных Сатаны:
 При первом состязанье, без сомненья.
 Окажутся они побеждены:
 Где света луч годами мчится к цели.
 Там Дьяволу не нужно и недели!

                LVII

 В просторе сфер с пятак величиной
 Явилось как бы пятнышко сначала
 (Я видел нечто сходное весной
 В Эгейском море пред началом шквала), -
 Оно меняло быстро контур свой,
 Как некий бот, несущийся к причалу,
 Или "несомый"? Сомневаюсь я
 И в знании грамматики, друзья!

                LVIII

 Оно росло по мере приближенья
 И очень скоро в тучу разрослось.
 (И саранчи подобного скопленья
 Мне наблюдать еще не довелось.)
 Затмили свет мятущиеся тени,
 Как крик гусей стенанье их неслось...
 (Но, уподобив их гусиным стаям,
 Мы нации гусям уподобляем!)

                LIX

 Здесь крепкими словами проклинал
 Джон Буль свою же тупость, как обычно,
 "Спаси Христос!" - ирландец бормотал,
 Французский дух ругался неприлично.
 (Как именно - я скромно умолчал:
 Извозчикам такая брань привычна!)
 Но голос Джонатана все покрыл:
 "Эге! Наш президент набрался сил!"

                LX

 Здесь были и испанцы, и датчане,
 Тьма-тьмущая встревоженных теней;
 Голландцы были тут и таитяне,
 Они смыкались кругом все тесней,
 Готовя сотни тысяч показаний
 И на Георга, и на королей
 Ему подобных, за свои деянья,
 Как вы и я, достойных наказанья.

                LXI

 Архангел побледнел: ведь побледнеть
 Порой способен и архангел даже,
 Потом он стал искриться и блестеть,
 Как солнца луч сквозь кружево витражей
 В готическом аббатстве или медь
 Военных труб и пестрые плюмажи,
 Как свежая форель, как вешний сад,
 Как зори, как павлин, как плац-парад.

                LXII

 Потом он обратился к Сатане:
 "Зачем же, друг мой, - ибо я считаю,
 Что вы отнюдь не личный недруг мне,
 Идейная вражда у нас большая,
 Не будем вспоминать, по чьей вине,
 Но я вас и ценю, и уважаю,
 И, видя ваши промахи подчас,
 Я огорчаюсь искренно за вас!

                LXIII

 Да, дорогой мой Люцифер! К чему ж
 Излишество такое обвинений?
 Я разумел совсем не толпы душ,
 А парочку корректных заявлений!
 Ведь их вполне достаточно! К тому ж
 На разбирательство судебных прений
 Я не хочу растрачивать - ей-ей! -
 Бессмертия и вечности своей!"

                LXIV

 "Что ж! - молвил Сатана. - Не споря с вами,
 Пожалуй, я готов его отдать:
 Я получил бы с меньшими трудами
 Гораздо лучших душ десятков пять.
 Я только для проформы, между нами,
 Хотел монарха бриттов оттягать:
 У нас в аду - и Бог про это знает -
 И без него уж королей хватает!"

                LXV

 Так молвил Демон, коего зовет
 Многострочивый Саути "многоликим".
 Вздохнул архангел: "Стоит ли хлопот
 Возиться с этим сборищем великим?
 Пускай любой свидетель подойдет
 И скажет, чем не угодил старик им!"
 "Отлично! - молвил Сатана. - Ну что ж?
 А вот Джек Уилкс - он, кажется, хорош!.."

                LXVI

 И пучеглазый бритт, весьма забавный,
 Довольно бойко выступил вперед;
 Он был одет с опрятностью исправной -
 Ведь наряжаться любит весь народ
 На том и этом свете; благонравный
 Адам - родоначальник наших мод,
 А скромный фиговый листочек Евы
 Прообраз юбки, как согласны все вы!

                LXVII

 Дух, обратясь ко всем, сказал: "Друзья!
 На небесах у них холодновато
 И ветрено. Боюсь простуды я!
 Скорее к делу! Почему, ребята,
 Вы собрались? Скажите не тая!
 Не выбирать ли в небо депутата?
 Так вот: пред вами я - чистейший бритт,
 Апостол Петр вам это подтвердит!"

                LXVIII

 "Сэр! - возразил архангел. - Это бренно!
 Дела мирские чужды нам сейчас:
 Задача наша более почтенна:
 Мы судим короля на этот раз!"
 "А! - молвил Джек. - Так эти джентльмены
 Крылатые, что окружают вас,
 Чай, ангелы?! А я и не заметил!
 А тот старик? Уж не Георг ли Третий?"

                LXIX

 "Да! - Михаил ответил. - Это он!
 Его судьбу решат его деянья.
 На небе с незапамятных времен
 И самый жалкий нищий в состоянье
 Судить великих!" - "Неплохой закон! -
 Заметил Джек. - Но я без предписанья
 И там, под солнцем смертных находясь,
 Все говорил, что думал, не таясь!"

                LXX

 "Так повтори над солнцем речи эти,
 Грехи Георга назови при всех!" -
 Сказал архангел. "Полно! - дух заметил. -
 Теперь его губить уж просто грех:
 В парламенте, когда он жил на свете,
 Его не раз я поднимал на смех,
 Что поминать былые недостатки:
 Ведь он - король, с него и взятки гладки!

                LXXI

 Он, правда, был жесток и глуповат,
 Католиков казня миролюбивых,
 Но Бьют-наперсник в этом виноват
 И Грэфтон - автор книг благочестивых.
 Они уже давно в котлах кипят
 В аду, во власти дьяволов ретивых,
 А короля бы можно и простить, -
 Пускай в раю он будет, так и быть!"

                LXXII

 "Ты стал, Джек Уилкс, на склоне лет пигмеем! -
 Насмешливо заметил Сатана. -
 Привычка быть придворным и лакеем
 Тебе, однако, больше не нужна:
 Глупцом ли был Георг или злодеем -
 Он больше не король: одна цена
 Всем грешникам! Не подличай! Не надо!
 Теперь он только твой сосед по аду!

                LXXIII

 Я видел - ты уж вертишься и там,
 Прислуживая дьяволам сердитым,
 Когда они, рыча по пустякам,
 На сале лорда Фокса жарят Питта,
 Его ученика! Ты знаешь сам:
 Он был министр ретивый, даровитый,
 Одних проектов уйму написал:
 Ему я глотку ими затыкал!"

                LXXIV

 "Где Юниус?" - раздался чей-то крик.
 И все заволновались, всполошились,
 И шум такой неистовый возник,
 Что даже духи высшие смутились:
 Напор теней был яростен и дик,
 И все они толкались и теснились,
 Как газы в пузыре иль в животе...
 (Жаль, образ не на должной высоте!)

                LXXV

 И вот явился дух седой и хмурый,
 Не призрак, а своей же тени тень.
 То хохотал он дико, то, понурый,
 Он был печален, как осенний день,
 То вырастал он грозною фигурой,
 То становился низеньким, как пень,
 Его черты менялись непрестанно,
 А это было уж и вовсе странно.

                LXXVI

 Сам Дьявол озадачен был: и он
 Узнать сего пришельца затруднялся:
 Как непонятный бред, как дикий сон,
 Тревожный дух зловеще искажался,
 Иным он страшен был, иным - смешон,
 Иным он даже призраком казался
 Отца, иль брата, иль отца жены,
 Иль дяди с материнской стороны.

                LXXVII

 То рыцарем он мнился, то актером,
 То пастором, то графом, то судьей,
 Оратором, набобом, акушером,
 Ну, словом, от профессии любой
 В нем было что-то, он тревожным взором
 Являл изменчивость судьбы людской,
 Фантасмагорию довольно странную,
 О коей фантазировать не стану я.

                LXXVIII

 Его не успевали и назвать,
 Как он уже совсем другим являлся,
 Пожалуй, даже собственная мать,
 Когда он так мгновенно изменялся,
 Его бы не успела опознать;
 Француз, который выяснить пытался
 Железной Маски тайну, - даже тот
 Здесь всем догадкам потерял бы счет.

                LXXIX

 Порой, как Цербер, он являл собою
 "Трех джентльменов сразу" - это стиль
 Творений миссис Малапроп, - порою,
 Как факел, виден был он на сто миль,
 Порой неясной расплывался мглою,
 Как в лондонском тумане дальний шпиль,
 И Барком он, и Туком притворялся,
 И многим сэром Фрэнсисом казался.

                LXXX

 Гипотезу имею я одну,
 Но помолчу о ней из спасенья,
 Что пэры мне вменят ее в вину
 Как дерзкое и вредное сужденье, -
 Но все-таки я на ухо шепну
 Тебе, читатель, это подозренье:
 Сей Юниус - НИКТО, - все дело в том, -
 Без рук писать умеющий фантом!

                LXXXI

 Мне возразят: "Да полно! Как же это,
 Чтобы писать без рук? В уме ли вы?"
 "Но пишут же и книги и памфлеты
 Пииты, не имея головы?
 Они, скрывая сей дефект от света,
 Находят и читателей, увы!
 Морщинясь, часто мнит свиная кожа,
 Что на чело мыслителя похожа!"

                LXXXII

 "Скажи нам, кто ты?" - молвил Михаил.
 "Мой псевдоним на титульной странице,
 Но если тайну я всю жизнь хранил,
 То вам признанья тоже не добиться!"
 "Так докажи нам то, в чем ты винил
 Георга? Или хочешь отступиться
 От слов своих?!" Но тень вскричала: "Нет!!!
 Теперь его черед держать ответ.

                LXXXIII

 Не защитят его от обвинений
 Ни мрамор мавзолеев, ни парча!"
 "Но нет ли все же преувеличений
 В памфлете, сочиненном сгоряча?
 Противники в разгаре словопрений,
 В пылу страстей порой разят сплеча..."
 "О да! Я ведал страсть, скрывать не стану:
 Любовь к отчизне, ненависть к тирану!

                LXXXIV

 Я все сказал. Пусть одного из нас
 Постигнет кара!" - молвил исступленно
 Nominis Umbra - и пропал из глаз.
 А Дьявол молвил: "Было бы резонно
 Нам вызвать, как свидетелей, сейчас
 И Франклина, и Джорджа Вашингтона,
 И Тука самого..." - но тут возник
 На небесах какой-то шум и крик.

                LXXXV

 Отчаянно работая локтями,
 Явился черт пред сборищем теней
 И пал во прах с помятыми крылами,
 Полураздавлен ношею своей.
 Вскричал архангел, засверкав, как пламя:
 "Что ты принес, злосчастный Асмодей?!
 Ведь он не мертв!" - "Я только жду приказа, -
 Ответил черт, - и он подохнет сразу!

                LXXXVI

 Ведь как тяжел, проклятый ренегат,
 Его таща, чуть не свихнул крыла я!
 Как гири из свинца, на нем висят
 Его труды - вся писанина злая!
 Кропал он эту пакость, супостат,
 Историю и Библию кромсая,
 Когда над Скиддо ночью я летал
 И свет в его окошке увидал.

                LXXXVII

 Историю придумал Сатана,
 Но Библия - творенья Михаила!
 Сообразил я, как страшна вина
 Злосчастного британского зоила,
 Схватил его, пока его жена
 За чайником куда-то уходила,
 И вот мы оба перед вами тут,
 Летел я меньше десяти минут!"

                LXXXVIII

 "A! - молвил Сатана. - Он мне знаком!
 Давно ему пора сюда явиться...
 Но он ведь глуп как пробка, и притом
 Талантишком своим весьма гордится!
 Мой милый Асмодей! С таким ослом
 Совсем тебе не стоило возиться,
 Ведь даже без доставки он бы сам
 Сегодня или завтра прибыл к нам!

                LXXXIX

 Но, уж поскольку здесь он, пусть прочтет,
 Что он писал..." - "Да можно ли такое? -
 Воскликнул Асмодей. - Он, идиот,
 Вообразил себя самим судьею
 Всех дел людских! Ведь он же чушь несет!
 Он никому не даст теперь покоя!"
 "Нет, пусть прочтет! - воскликнул Михаил. -
 Послушаемте, что он сочинил!"

                XC

 Тут бард, счастливый, что нашел вниманье,
 Которого не находил у нас,
 Готовя рифмы к буре излиянья,
 Прокашлялся, подготовляя глас,
 Могучим рыком удивил собранье,
 Но в первом же гекзаметре увяз,
 В котором так подагра угнездилась,
 Что ни одна стопа не шевелилась!

                XCI

 Он дактили пришпорил что есть сил,
 Спасая стих свой неудобочтимый,
 Но тут затрепетали тьмою крыл
 И серафимы все, и херувимы,
 И наконец поднялся Михаил:
 "Помилуй, друг! Уже утомлены мы!
 "Не радует, - Гораций говорит, -
 Non Di, non homines... плохой пиит!"

                XCII

 И тут поднялся шум: не мудрено,
 Что всем стихи внушали отвращенье:
 Ведь ангелам наскучили давно
 И славословия и песнопенья,
 А бывшим смертным было бы смешно
 Прийти от грубой лести в восхищенье.
 Георг и тот воскликнул: "Генри Пай!
 Лауреат! Довольно!!! Ай, ай, ай".

                XCIII

 Гул рос и рос, зловеще свирепея,
 От кашля сотрясался небосвод,
 Так, изумлять риторикой умея,
 Наш Каслрей шумиху создает.
 Кричали где-то: "Прочь! Долой лакея!"
 В отчаянье от этаких невзгод
 Бард бросился к Петру, ища защиты,
 Петра ведь уважают все пииты!

                XCIV

 Сей бард природой не был обделен:
 Имел и острый взгляд, и нос горбатый,
 На коршуна похож был, правда, он,
 Но все же в этой хищности крылатой
 Имелся стиль, - он был не так дурен,
 Как стих его шершавый и щербатый;
 Являвший все типичные черты
 Холуйства и преступной клеветы.

                XCV

 Вдруг затрубил архангел, заглушая -
 Невероятным шумом шум большой, -
 И на земле метода есть такая:
 Лишь раз дебаты окриком покрой -
 И водворится тишина немая,
 Смущаемая только воркотней.
 Ну, словом, стихло все, и бард польщенный
 Предался болтовне самовлюбленной.

                XCVI

 Сказал он, что, не видя в том труда,
 Писал он обо всем - писал немало,
 Он хлеб насущный добывал всегда,
 И лакомство ему перепадало;
 Он мог бы перечислить без труда
 Десятки од своих о чем попало:
 О Тайлере, Бленгейме, Ватерло -
 Ему ведь на издателей везло!

                XCVII

 Он пел цареубийц и пел царей,
 Он пел министров, королей и принцев,
 Он пел республиканских главарей,
 Но он же поносил и якобинцев,
 Пантисократом слыл из бунтарей,
 Но он напоминал и проходимцев,
 Всегда способных в нужный срок линять
 И убежденья с легкостью менять.

                XCVIII

 Сраженья проклинал и пел сраженья,
 Их славу восхваляя до небес,
 Он защищал поэзии творенья
 И нападал на них, как злобный бес,
 Всем продавал он музу без стесненья,
 Ко всем влиятельным в любимцы лез,
 Стихов он написал немало белых,
 Но мыслящий читатель не терпел их!

                XCIX

 Вдруг к Сатане он обратился: "Я
 Пишу и биографии на славу!
 А вашу написать - мечта мок!
 Два превосходных тома in octavo!
 Все критики теперь мои друзья,
 Читателей-святош я знаю нравы:
 Вот только вас чуть-чуть порасспрошу -
 И ваше житие я напишу!"

                C

 Но Сатана молчал. "Я понимаю! -
 Воскликнул бард: - Горды вы и скромны!
 Тогда я вам, архангел, предлагаю
 Мой бескорыстный труд за полцены!
 Я так вас расхвалю, что вы, сияя,
 Затмите все небесные чины!
 Как та труба, которой без усилий
 Вы медь моих литавров заглушили!

                CI

 Но вот мое творенье! Вот "Виденье"!
 Вот - справочник: кого и как судить!
 Вы можете теперь свои сужденья
 О всех и вся бездумно выносить!
 Я, как король Альфонс, без затрудненья
 И богу мог бы дело облегчить
 Советами: ведь ясновидцы все мы,
 Легко решаем сложные проблемы!"

                CII

 И тут он важно рукопись извлек -
 Старались тщетно черти и святые
 Остановить неистовый поток:
 Их доводов не слушал наш вития!
 Но сонм теней уж после первых строк
 Исчез, как пар, лишь запахи густые
 Амброзии и серы после них
 Стояли долго в небесах пустых.

                CIII

 Все ангелы захлопали крылами,
 Заткнули уши и умчались ввысь,
 Все черти, оглушенные стихами,
 В геенну, завывая, унеслись,
 Все души смертных робкими тенями
 В туманности внезапно расплылись.
 Дрожа от страха, а у Михаила
 И затрубить-то духу не хватило.

                CIV

 Тогда апостол Петр ключом взмахнул:
 Он после пятой строчки разъярился
 И так пиита нашего толкнул,
 Что тот, как Фаэтон, с небес свалился,
 Но в озере своем не утонул,
 А за венок лавровый ухватился!
 Но зреет в мире буря! Дайте срок:
 Смерч вольности сорвет с него венок!

                CV

 Что утонуть не мог он от паденья,
 Пожалуй, объяснить не мудрено:
 Всплывает на поверхность, к сожаленью,
 Вся грязь и мерзость - так заведено!
 И сор и пробки - все несет теченье
 Реки времен. Писака все равно
 "Видения" кропать не перестанет:
 Беда, беда, коль бес ханжою станет!

                CVI

 Но чем же этот гам и суетня
 Закончились? Я ныне слаб глазами:
 Нет больше телескопа у меня,
 И трудно мне следить за небесами.
 Однако наш Георг, уверен я,
 Пробрался в рай: выводит он с друзьями
 (Для этого не надобно ума!)
 Теперь рулады сотого псалма!

 Перевод поэмы - В. Луговского




Сборник Поэм